Как раз, два, три.

Автор: Слай Дилдждлид Ти Эн Ти Элихью Хэвон (SlyDHovan@yandex.ru)
Бета: Эль Цета
Пейринг: ГП/СС, слэш
Рейтинг: NC-17
Дисклаймер: JKRowling
Примечание: пишется на Снарри-фестиваль.
Саммари: сюжет номер 6, Снейп - девственник.


Раз.

Был июнь месяц. Седьмой курс как раз готовился к своему первому экзамену по ТРИТОНам. Во время последней вылазки в Хогсмид на детей напали. Одновременно были открыты все камины Хогвартса, и Упивающиеся начали атаку и на школу.

***

Гарри шел между рядами погибших. Трупы, трупы, трупы. В школе теперь оставалось лишь пятьдесят процентов студентов. Остальные либо покинули ее (в основном слизеринцы, присоединившиеся к родителям), либо были мертвы. Гарри остановился. Симус. Человек, которого он смог полюбить. Точнее… не любовь, а… Гарри вздохнул. Просто влюбленность. Но потерять его было также больно, как Чу. Девушка погибла, когда Гарри закончил шестой курс. Тогда было совершено нападение на прибывшую для принятия ТРИТОНов бригаду из Министерства. Чу еще с тремя студентами отправили их встретить на станцию. Больше Гарри ее не видел. Те отношения, что связывали Гарри с девушкой, можно было бы перечислить за минуту. Даже быстрее. Три поцелуя, один из которых был французский. И еще один раз юноша коснулся ее груди. И все. Сначала она ему улыбнулась на третьем курсе. Потом на пятом они сходили в Хогсмид, потом поссорились. А потом, едва они успели помириться, ее убили.

Тогда Гарри решил, что не подойдет ни к одной девушке.

И на седьмом в его жизнь прочно вошел Симус. Они целовались, вместе принимали душ… Гарри не смог бы сосчитать, сколько раз это было. Ребята просто были любовниками. Долгое время зайти дальше ласк что-то мешало. Но неделю назад… неделю назад дошло до секса. От Гарри это не зависело вовсе. Просто после очередного минета, не позволяя партнеру кончить, Симус выудил откуда-то флакончик со смазкой. Гарри не совсем понял, что происходит, когда на его возбужденный член опустился одноклассник. Но потом инстинкты взяли свое и, обхватив юношу за талию, Поттер начал двигаться. Когда же после душа Гарри поинтересовался, что это было, Симус усмехнулся:

-Просто лишил нас обоих девственности. Только и всего.

-Ну уж нет! - Гарри ухмыльнулся, - раз мы геи, то девственности лишен только ты. А меня ее лишить еще придется.

Симус усмехнулся и сказал, что в следующие выходные. Парни снова узнали, когда будет свободна спальня, и Финиган зачем-то решил сбегать в Хогсмид. А потом было нападение.

Гарри точно знал, что Симус влюблен в другого человека, в одного маггла. Но там все было бесполезно. Гарри же не нравился никто. К тому же он боялся, что его очередная любовь получит Аваду. Симус был просто увлечением, к тому же тайным. А вот… все равно… Гарри тяжело вздохнул и провел рукой по лицу любовника.

-Не получилось у нас ничего.

-Гарри, ты о чем? - спросил Рон побелевшими губами: еще не отошел после нападения.

Гарри пожал плечами и пошел дальше. Какой смысл рассказывать о том, что значения уже не имеет?

***

Опознания, допросы, протоколы… У Гарри голова шла кругом. Всех студентов Хогвартса доставили в Министерство, пока школу приводили в порядок. Когда уводили Гарри, там труп валялся на трупе. Страшное зрелище. Но Гарри видел и не такое. Седрик, Сириус, Чу, Симус. Плакать не хотелось. Не хотелось даже жить. Но Гарри все еще держался. Гермиону отпаивали успокоительными, Рон ходил за ним как призрак, иногда убегая посмотреть, не пришла ли в себя Джинни.

***

Гарри уселся за столик, поставив перед собой чашку кофе. И ему как в голову ударило.

-Камины.

-Что? - Рон оглянулся, пытаясь понять, о чем речь.

-Камины, - повторил Гарри, - раз Упивающиеся пришли через камины, значит, предатель в Министерстве. Даже Дамблдор не смог бы этого сделать. Через камины Хогвартса можно было только разговаривать. Но вот проходить нельзя без разрешения Министерства. Значит, предатель в Министерстве.

-Чертовски верно, Поттер, - за столик сел Грюм, поправляя под столом протез, - мы его вычислили. Но взять не удалось. Эта стерва скрылась.

-Стерва?

-Предатель - женщина, Поттер. Изабелла Брикс. Когда-то была надежной. Поэтому мы и решили, что Империус. Но она сиганула в камин, открытый только для нее. И взгляд ее глаз вовсе не подпадал под описание действие заклятия подвластия.

-А-а-а, - протянул Гарри.

-Меня, собственно, просили передать, что твоей подружке лучше, - Грюм сжал плечо Гарри, - сходил бы, проверил.

Рон поднялся было следом, но Грюм его одернул.

-А с тобой мне надо побеседовать.

-О чем? - Гарри остановился.

-Что значит "о чем"? - нахмурился Грюм, - показания должны дать все, - аврор достал свиток пергамента и уставился в записи, - а Рон Уизли еще показаний не дал.

-Ага, - покорно кивнул рыжий, - Гарри, ты иди к Гермионе. Я вас потом найду.

Юноша растеряно кивнул и направился к выходу.

***

В одном из коридоров Поттера настиг мужчина, в котором юноша признал отца Симуса. Он растеряно остановился, не зная, как реагировать. Следом шли и родственники других погибших. Всех их собирали вместе. И вот теперь около Гарри стояло несколько десятков человек, чьи дети были мертвы. И все они смотрели на Гарри… странно. С какой-то затаенной надеждой, тоской и болью одновременно. Поттера передернуло. Он уже выучил этот взгляд. Взгляд людей, которые считают, что он обязан спасти мир. Людей, которые, не делая ничего, хотят, чтобы все было сделано. И в данном случае - сделано подростком, который однажды выжил лишь благодаря матери.

Гарри передернуло, и он направился прочь.

-Мистер Поттер, постойте!

Гарри замер, поняв, что к нему обратился отец Симуса. Знал ли он об их отношениях? Не должен, Симус скрывал это от всех.

-Мистер Поттер, - мужчина замялся, - я… я только хотел спросить, - мистер Финиган забормотал так неразборчиво, что Гарри пришлось сделать шажок вперед, - мой сын… Он так хорошо отзывался о вас всегда. Почему вы принесли его в жертву?

Глаза Гарри мгновенно расширились. Он в шоке уставился на отца Симуса, делая шаг назад. И второй. Вот что было в глазах всех присутствующих. Вопрос. Почему Гарри пожертвовал их детьми. Мерлин! Этого юноша вынести не мог. После того, как в "Пророке" были опубликованы сведения о пророчестве, буквально все подходили к юноше на улице и просили уничтожить лорда. Из-за этого Гарри перестал ходить в Хогсмид. Его достало, что каждый видит в нем мессию, спасителя мира. А после были и другие статьи. Из которых следовало, что Гарри - единственный шанс на спасение. Как Дамблдор ни пытался убедить их, что юноша в данном случае ничего сделать не в силах, все оказывалось напрасно.

Но еще никогда к Гарри не относились так, будто он может приносить в жертву кого угодно. А эти люди… родители погибших студентов, признали его право и на это. Все они были уверены, что именно Гарри решил, кому жить, а кому умереть. Ни одного упрека. Только вопрос в глазах некоторых: почему именно их дети…

Поттер больше не мог этого выносить. Юноша несся по коридорам, не разбирая дороги.

-Гарри!

Поттер заметил выходившую из временного лазарета Гермиону. Неудачную же дорогу он выбрал… Гарри сменил направление. Здесь уже было что-то знакомое… Он был здесь на пятом курсе. Тут же нахлынули воспоминания. Вылазка в Министерство, Сириус… Ноги сами привели Поттера в отдел тайн. Неизвестно, кто накладывал охранные заклинания, но Гарри справился с ними в считанные минуты. И вот он уже стоял перед Вуалью. Один шаг. Всего один шаг, и он будет с Сириусом. И никаких обязательств перед этим миром. Никакой надежды в глазах прохожих. Спокойствие. Тишина. Вечный сон.

-Гарри, не надо! - взвизгнула Гермиона.

-Уходи! - юноша даже не обернулся, рассматривая Вуаль. Снова голоса. И где-то там, среди них, Сириус. Нужно просто найти его.

-Гарри…

Поттер взвился, разворачиваясь; по венам заструился гнев.

-Зачем ты пошла за мной? Тоже хочешь, чтобы я спас этот гребаный мир? Не выйдет. Я просто обычный человек. Я не мессия! Ты слышишь?! - Гарри уже кричал.- Я не мессия-а-а! Я не обязан быть в ответе за все!

-Кончено, нет, Гарри. Ты не в ответе за все, что случилось, - дрогнувшим голосом выдавила девушка, - вот и не надо винить себя. Не надо уходить.

Гарри зло рассмеялся.

-А я и не виню себя, - с сарказмом усмехнулся он, - Сириус погиб вовсе не потому, что я поплелся его спасать. Нет, что ты! Седрика убили не потому, что охотились на меня! И Симус погиб не потому, что Вольдеморт хотел до меня добраться! А ты знаешь, что он был моим любовником? С самого начала года? Вот только он не успел лишить меня девственности! Я так и подохну, не узнав, что значит жи-и-ить!

-Трогательная речь, мистер Поттер.

Гарри перевел взгляд за спину Гермионы. Снейп. Нет, уж, хватит. Этого он наслушался предостаточно. Гарри развернулся к Вуали. Снейп тем временем вытолкнул Гермиону и закрыл дверь.

-Довольно опрометчиво, Поттер, - заметил Снейп, когда Гарри поднял ногу, чтобы сделать шаг, - мы же еще на пятом курсе решили, что это я виноват в смерти Блэка.

Гарри резко развернулся. Снейп неторопливо, словно прогуливаясь, ступал по лестнице. Поттер от удивления даже забыл выкрикнуть "не подходите". Он вообще не помнил, что хотел прыгнуть за Вуаль. Слова Снейпа заставили его прислушаться. Что-то было в них… странное. Для Снейпа.

-Мистер Диггори погиб по случайности, а мистер Финиган в результате военных действий. Я не понимаю, почему вы это относите на свой счет. А тот факт, что вы все еще девственник, исключительно ваш выбор.

-Мой? - Гарри рассмеялся, - да что вы можете знать? Как только мне кто-то начинает нравиться, его сразу же убивают! Уже у всех парней были любовницы! Даже Невилл переспал с Парвати! Два раза! А мне семнадцать, и я еще девственник! Смешно, да?!

-Вовсе нет, Поттер. Я ровесник ваших родителей и тоже девственник. Не вижу в этом ничего смешного.

Эта реплика оказалась настолько диковинной, что Гарри и не заметил, как Снейп оказался рядом, сомкнув пальцы на его руке.

-Идемте, - профессор дернул Поттера к сторону выхода; Гарри стоял как вкопанный. - Мерлин, Поттер! Я умоляю, от девственности еще никто не умирал. Идемте.

Гарри сделал несколько шажков и замер.

-Но… но…

-Что еще? - рявкнул мастер зелий.

-Вы… девственник? В смысле?

-Во всех смыслах, Поттер, - раздраженно ответил профессор, - я не был ни с женщинами, ни с мужчинами. Лет до тридцати я даже не задумывался, кого же я предпочитаю.

-О.

-Идемте.

Снейп выволок студента из комнаты и передал в руки Дамблдора. Гарри был настолько шокирован, что не сразу заметил, как профессор напряжен. Снейп привалился к стене, закрыв глаза от облегчения, его руки чуть заметно тряслись.

-Профессор Снейп, - неуверенно прошептала Гермиона, когда ее оттеснили от Гарри, - что с вами, сэр?

-В сторону, мисс Грейнджер, - Снейп взял себя в руки и отодвинул девушку. Потом как фокусник, легким жестом выудил из толпы министра и впечатал в стену.

- Фадж, ты придурок! - этот вопль профессора заставил всех обернуться в его сторону, - Кто отвечает за охрану этих комнат?! Какого черта сюда без проблем проник ребенок?!

Тот порывался что-то сказать, типа "всеобщая паника", "вынуждены были отвести всех людей", "а это сам Гарри Поттер".

-Чтоб вы сгнили со всей вашей бюрократией, - прошипел Снейп и направился к выходу.

А Гарри смотрел ему вслед, пытаясь определиться с собственными чувствами. Уважение за то, что только что произошло, начиная собственным спасением и заканчивая выходкой с министром. Злобное удовлетворение оттого, что Снейп еще более неопытен в постели, чем он. Ненависть - просто потому, что это Снейп.

А потом Поттер принялся размышлять, насколько правдивы слова мастера зелий. Мог ли Снейп при сильном напряжении сказать правду? Или же это очередная ложь?..

Словом, своего профессор добился. Гарри Поттер уже даже не задумывался о суициде.

***

Гарри лежал под завалом уже вторые сутки. Никакого солнца или луны. Откуда он знал, что прошло столько времени? Просто люди, искавшие выживших, переговаривались между собой. И пару часов назад, то есть при последнем пробуждении, Гарри слышал, как упоминалось "два дня с обвала". Стало быть, он валялся тут уже вторые сутки без еды и воды, продрогший, и, ко всему в придачу, погрязший в собственных нечистотах и крови. И не было ни малейшей надежды, что его вытащат. Каждый раз, когда голоса были слышны отчетливо, юноша мог различить "Нет, вряд ли там кто выжил. Пойдем дальше". И шаги удалялись. В такие моменты Гарри пытался закричать или бросить камень. Но он был настолько слаб, что голос отказывался повиноваться ему; на волю вырывались только слабые выдохи. А плита и камни, наваленные сверху, давили настолько сильно, что порой приходилось удивляться, как же он еще дышит. Стало быть, и постучать камнем о камень возможности не предвиделось.

Когда сознание возвращалось к Гарри, он и удивлялся. Всему. Тому, что еще жив, а не замерз. Потом тому, что не погиб от потери крови. А вот сейчас Поттер задумался, почему же маги просто не применят заклятие поиска. Но потом вспомнил, как здесь оказался, и все вопросы исчезли.

Дело было в том, что много сотен лет назад около Хогвартса стояло еще одно здание, подземелья которого вели далеко в запретный лес. Само здание было снесено, а вот катакомбы остались. И про них как раз прознал Вольдеморт. В один из дней на территории квиддичного поля, что называется, разверзлась земля. Но о появлении посторонних предупредили заклятия Дамблдора. Началась бойня.

Гарри не мог вспомнить всех подробностей, но знал, что уходя от упивающихся, скрылся в одном из боковых коридоров тех самых подземелий, откуда появились неприятели. И их всех накрыло камнями от какого-то взрыва. Но, помня постоянные рассказы Гермионы, юноша предполагал, что использование магии в этих коридорах ограничено. Скорее всего, поэтому спасатели и не могут использовать заклинания для поиска.

Гарри помнил, что при холоде и больших кровопотерях нельзя спать. Собственно, он уже столько раз терял сознание, что это могло ничего и не значить. Но могло и значить. К тому же Гарри все еще надеялся, что голос в нужный момент не подведет его. Надо было просто собраться с силами и позвать. Или хотя бы застонать. И тогда Гарри принялся думать, чтобы не заснуть. Сначала он подумал, что же делают сейчас Рон и Гермиона. Но минут через пять понял, что их могло и не быть в живых. Стало страшно. Даже страшнее, чем перспектива погибнуть под обломками от голода. Мысли метались от одного человека к другому.

И остановились на Снейпе. Точнее, на его словах о собственной девственности. Юноша думал, насколько они могут быть правдивы. Что, если предположить, что Снейп лгал? Зачем? Чтобы вытащить Гарри. Но Поттер очень сомневался, что в критической ситуации можно придумать настолько нелепую ложь. Профессиональный шпион мог бы сочинить что-то более правдоподобное, чем попытаться убедить подростка, что лет в сорок можно все еще оставаться девственником… Он что, считал, что Гарри поверит? Собственно, до этого момента Поттер всегда рассматривал ту реплику как вынужденную ложь. Но сейчас задумался о правдивости. Следует рассмотреть вариант, что Снейп действительно ни с кем не был. После того, что Гарри видел в мыслесливе, вполне можно было предположить, что заинтересоваться Снейпом для каждого из однокурсников означало бы сделать себя таким же изгоем. К тому же, чтобы понравился Снейп… надо было видеть весь внутренний мир человека и не обращать внимания на внешность. Потому что быть не слишком привлекательным - это одно. А вот специально забросить свою внешность и даже не мыть голову - совсем другое.

Мысли Гарри были прерваны звуками шагов. Юноша собрал все свои силы и закричал. Тот звук, который вырвался из его горла, походил на чуть слышный стон. Но по ту сторону завала шаги замерли. Одновременно с этим Гарри почувствовал, что голова снова кружится. Слишком много сил у него ушло на столь примитивное действие.

-Там вряд ли кто выжил, профессор. Это пустая трата времени.

"Снова уйдут!" - панически застучало в голове юноши. Снова пройдут мимо. Он попытался крикнуть во второй раз, но темнота уволокла его прочь.

***

Проснулся он оттого, что в горло вливалась какая-то жидкость. Веки были плотно сжаты, но даже через них виднелись яркие желтые и красные пятна от солнца. И лежал Гарри уже не на ледяном влажном камне, а в чьих-то заботливых объятиях.

По глупости Гарри сделал глубокий вдох в надежде насладиться теплым воздухом. Тут же вливающаяся в него жидкость попала не в то горло. Юноша закашлялся, пытаясь восстановить дыхание.

-Жив, жив, - забормотал незнакомый голос, - жив мальчонка. А я-то уж и не надеялся. И как подумаю, что каждый день мимо него ходили… А кабы не вы, профессор, так и ходили б дальше. А он бы маялся несчас…

-Льюис, - процедил знакомый снейповский голос, - я же просил пойти в замок и позвать Помфри или Дамблдора.

-Я мигом, профессор, мигом, - отозвался Льюис, поднимаясь, - счастье-то какое! Живой, живой!

-Быстро! - рявкнул в привычной манере Снейп.

Губы Гарри растянулись в довольной улыбке. Кто бы как не Снейп услышал его слабые потуги закричать. Мастер зелий столько раз вылавливал его под мантией-невидимкой, что уловить чуть заметный звук не составило для него труда.

-Мистер Поттер, прекращайте скалиться. И откройте, наконец, глаза.

Гарри попытался подчиниться. Но веки никак не желали разлепляться, а счастливая улыбка сходить с губ. Тогда Гарри захотел поблагодарить Снейпа за освобождение. Это было наибольшей его ошибкой. Сорвавшийся с губ звук вовсе не походил на человеческий.

-О, Мерлин! - недовольно пробормотал Снейп, - свалился ты на мою голову. Пей!

Снова по губам Гарри заструилась жидкость. Только на этот раз пришли вкусы. Кисло-сладкий зелья, металлический крови. И запах. Тонкий запах роз. Гарри допил до конца и вдохнул полной грудью. Пришел резкий запах собственного грязного тела. Гарри чихнул и осторожно приоткрыл глаза. Сквозь скрещенные ресницы можно было видеть кусочек стадиона, часть трибун которого была разрушена.

-Поттер, вы можете говорить?

Голос Снейпа был все таким же раздраженным. Гарри откинул голову еще дальше назад, пытаясь поймать взгляд мастера зелий. Не получилось. Зато стало видно небо. Глубокого голубого цвета с несколькими белыми облаками.

-Кр… пф… во… - выдавил Гарри.

-Что? - Снейп осторожно переместился, все еще не выпуская юношу из объятий, и заглянул ему в лицо.

-Крсиво, - повторил Гарри, радуясь, что буквы стали более разборчивыми.

-Нашли о чем думать, Поттер, - процедил Снейп, - но продолжайте говорить, мне надо определить, что с вами.

-Вы теплый, - Гарри не пытался это сказать, а только прошептал. Возможно, поэтому прозвучало довольно четко.

Снейп сдвинул брови, будто пытаясь понять, какую игру ведет гриффиндорец. Гарри улыбнулся. Он был так счастлив, что его вытащили оттуда, что ему было абсолютно безразлично, кто это был. Солнце, свежий воздух, тепло.

-Поттер, я же просил говорить. Вы меня слушаете?

Гарри собрался с силами. Тот факт, что он был свободен, резко придал сил. Рука Гарри потянулась к лицу профессора. Это было совсем небольшое расстояние, но Поттер был в такой эйфории, будто преодолел марафонскую дистанцию. Пальцы неловко ткнулись в щеку Снейпа.

-Живой, - пробормотал Гарри, чувствуя, что силы начали возвращаться к нему; зелье стало действовать, - и теплый.

-Поттер, прекратите, - Снейп старался казаться раздраженным, но все же в его голосе явно чувствовалось замешательство, - я этого Льюиса убью. Тоже мне помощник. Где его носит…

Снейп поднялся, подхватывая Гарри на руки. Юноша, обрадованный увеличению теплых поверхностей, хихикнул.

-Поттер, не отвлекайте меня. Сейчас мы придем в больничное крыло, и о вас позаботятся.

Гарри потерся о плечо Снейпа не вполне уверенный, что хочет лишиться этой теплой подушки. Поттер прекрасно знал, что такое больничное крыло. Это причитания и упреки мадам Помфри, куча вонючих лекарств, посетители и холодная кровать за ширмой. А Гарри после двух дней заточения хотел яркого солнца и человеческого тепла. Но, прекрасно понимал, что это все скоро кончится, и довольствовался тем, что есть. Гарри немного повернул голову и ткнулся носом в шею Снейпа. При ходьбе высокий ворот мантии профессора щекотал кончик носа Поттера. Юноша чихнул. И сразу вспомнились мысли, посетившие его перед тем, как он потерял сознание в последний раз. И прежде чем проанализировать это, Гарри брякнул:

-Профессор, а вы действительно девственник?

Снейп замер и оторвал от плеча голову гриффиндорца. И тут же понял, что Поттер просто опьянен избавлением из-под завала. Да и соображает с трудом из-за ран и голодовки. Только это позволило Снейпу взять себя в руки и не разорвать мальчишку на месте.

-Если об этом узнает хоть кто-нибудь, мистер Поттер, - рявкнул Снейп, оставив на щеке гриффиндорца капельки слюны, - я лично завершу то, что не смог сделать темный лорд.

Гарри эта речь впечатлила. И он принялся вспоминать, почему должен ненавидеть Снейпа. Но как раз в тот момент, когда память начала извлекать нужные картинки, раздался удивленно-радостный визг Помфри. Голова Гарри тут же начала раскалываться.

***

Гарри открыл глаза. Все тело разрывала боль. Его погрузили в воду, чтобы смыть грязь. Каждая ссадина и каждый синяк отозвались мгновенно и не слишком спокойно. Гарри зашипел.

-Потерпи, дружище, - усмехнулся Рон, поддерживающий его голову, - осталось совсем чуть-чуть, и мадам Помфри тебя вылечит.

Поттер скосил глаза в сторону двери, где врач пыталась выставить за порог радостную Гермиону. Вздохнул.

-Меня Снейп вытащил, - сказал Гарри, чтобы не застонать.

Какой-то ассистент из Св.Мунго осторожно смывал грязь с его тела, отчего боль пульсировала сильнее.

-Ммм, - отозвался Рон.

-Он нес меня на руках, - сказал Гарри.

-Сочувствую, но его палочка сломана. А новую пока не сделали.

-Сломана?

-Когда началось нападение, он принял нашу сторону. Тогда Лорд принудительно вызвал его и сломал палочку. Но Снейп все равно удрал, - Рон поморщился, - везет же гаду. Хотя, если бы не он, ты бы… - Рон замолчал.

-Что значит "вызвал принудительно"? - нахмурился Гарри.

-Заставил явиться. Тот-Кого-Нельзя-Называть придумал какой-то новый способ, действующий как портключ. Но Снейп знал об этих экспериментах. И сейчас он пьет зелья, которые позволяют ему не являться.

Успокоенный, Гарри прикрыл глаза. Постепенно боль стала не такой жгучей. А когда его тело вынули из воды и стали обрабатывать разными мазями, юноша заснул.

***

Два.

Гарри очень сильно изменился с тех пор, как случилось то злосчастное нападение. Прошло всего несколько месяцев. Но… столько всего изменилось. Во-первых, был август месяц, Гарри уже не являлся студентом. Следовательно, Снейп не мог ему приказывать. Во-вторых, Хогвартс превратился в штаб Ордена Феникса. Появлялись и исчезали новые люди. Прибывали авроры, бывшие студенты и их родители. Во время таких визитов юношу очень многому научили. Например, не обращать внимания на профессора Снейпа, когда тот начинает ругаться и орать. И еще Гарри перестал стесняться своих желаний. Если он чего-то хотел, то начинал приближать это событие.

И сейчас он вбил себе в голову, что хочет Снейпа. Это желание стало доминировать после спасения из-под обвала. И Снейп порой уже не знал, куда себя деть, чтобы не встречаться с гриффиндорцем. Профессор пытался послать студента открыто, потом перестал появляться на трапезах в большом зале. Но каждый раз, когда Гарри оказывался в больничном крыле, мастер зелий вынужден был приходить для осмотра.

В один из таких дней Гарри поцеловал Снейпа в губы. И тут же получил по лицу. Снейп ударил без замаха, тыльной стороной ладони. Но все равно получилось сильно. Гарри впервые пожалел, что больше не студент Снейпа.

Юноша обиженно тер щеку.

- Вы мне нравитесь, профессор, - проговорил Гарри.

- Очень смешно, Поттер, - Снейп направился к выходу.

- Нет, правда… - пробормотал Гарри, - я хотел бы быть с вами.

- Поттер, - лицо Снейпа оказалось прямо перед взглядом Гарри, - тот факт, что мы оба девственники, еще не делает нас ближе. Ни на дюйм.

- Но…

- Ты - маленький засранец, Поттер. Я вынужден был сказать правду, чтобы спасти твою шкуру, и за это в качестве благодарности лишился покоя!

Снейп развернулся и вышел. А Гарри в отместку переспал с тем ассистентом из Св. Мунго. Крис оказался замечательным любовником. Терпеливым и нежным. И очень опытным. Как любовником, так и врачом. Ни разу во время секса у Гарри не открылись раны. Перед началом Крис всегда накладывал дополнительные заклинания. Но делал это так, что Гарри успевал возбудиться и изнывал от желания.

Но с Крисом Гарри провел всего пять дней. Потом тот не вернулся с очередной вылазки. Когда для перевязки зашла неизвестная девушка, Гарри все понял. Оттолкнув медсестру, он вылетел из лазарета. От резких движений раны, которые начали затягиваться, снова разошлись. Но Гарри было плевать. Он мчался к главному входу. Туда, где на улице лежат тела, закованные в специальные заклятия, не позволяющие бактериям начать процесс разложения.

Сзади слышались вопли той медсестры. Потом добавились голоса Помфри и МакГонагал. На пути Гарри появлялись люди, которых юноша отталкивал. И вот, наконец, выход. Гарри издали заметил знакомые черные джинсы и потрепанный темно-синий свитер. Он шел, все еще надеясь, что это ошибка. Что это ложь. Гарри упал на колени и обхватил тело любовника. Под пальцами запульсировал кокон заклинания. Гарри заплакал.

Его пытались увести. МакГонагал, Помфри, Рон. Возможно, если бы здесь был Дамблдор… Директор оставался единственным, к чьему слову все еще прислушивался Гарри. Но тот покинул Хогвартс несколько дней назад, чтобы согласовать действия с Министерством.

В конце концов Гарри оставили в покое. Он беззвучно плакал, шепча слова прощения. За то, что снова не справился. За то, что его опять не было рядом. А вечером его забрал Снейп. Он не говорил ни слова. Просто разжал ослабевшие пальцы и поднял Поттера на руки. Гарри никак не это не отреагировал, продолжая плакать и уперев невидящий взгляд вперед. Снейп отнес юношу в свою комнату и, уложив на диван, принялся за раны.

Гарри перестал плакать. Но не произнес ни слова, сколько Снейп не пытался спросить, болит ли та или иная рана и какое ощущение вызывают лекарства. Профессор пытался ругаться и обвинял студента в безответственности. Но Гарри уже совершенно спокойно игнорировал подобные выпады. Когда на его груди оказалась новая повязка, Поттер поднялся и пошел к выходу.

- Гарри.

Он удивленно обернулся. С чего это Снейп вдруг вспомнил его имя?

- Останься.

Гарри прикрыл глаза на миг.

- Вы не сможете меня удержать, - ровно сказал он, - запереть меня вам не позволят. А быть рядом вы не сможете. Я все равно с собой покончу.

Снейп подошел и сжал тонкие плечи, покрытые бинтами.

- Гарри, Кристиан был замечательным человеком. Поверь, если бы с тобой что-то случилось, он бы продолжил бороться. Кристиан наслаждался каждым мигом своей жизни. И у него тоже было много потерь. Но, несмотря на это, он продолжал бороться.

Почему-то Снейп заговорил не о том, что Крис хотел бы, чтобы Гарри продолжил жить. А именно так всегда говорили остальные. Юноша поднял на профессора удивленные глаза. Почему-то эти слова… помогли.

-Останься, Гарри. Незачем идти в больничное крыло. И общество твоих друзей сейчас не лучший выход.

Снейп осторожно прижал к себе гриффиндорца. И Гарри позволил себе заплакать снова. И обнять Снейпа в ответ.

После этого профессор осторожно довел бывшего студента до дивана и уложил, устроив голову у себя на коленях. А потом принялся рассказывать про Кристиана. Как тот поступил в Слизерин, как за ним увивались девчонки. Как тот потерял всю семью - восемь человек во время схода лавины. А потом любимого парня, павшего от руки Вольдеморта. И второго любовника, случайно отравившегося ядом.

-Но он продолжал жить, Гарри. Всегда продолжал искать радости вокруг себя.

Юноша слепо глядел в потолок. Но он внимательно слушал. И понимал, что ни за что не предположил бы, что у красивого жизнерадостного парня лет двадцати пяти в жизни было столько потерь. Гарри вспомнил заигрывания начинающего врача еще до того, как Гарри предложил быть вместе. Крис мог подмигнуть или прокомментировать тонкую щиколотку пациента. Или же просто бросить: "Может, перепихнемся разок?" и тут же скрыться из палаты.

-Сэр… а вы… вы смогли бы быть со мной?

Снейп осторожно встал, положив Гарри под голову подушку и набросив одеяло.

-Спокойной ночи, мистер Поттер.

-Вы, что, боитесь?

-На вашем месте я бы спал, - прошипел Снейп.

-Я не понимаю, почему.

Снейп развернулся и вышел. А Гарри улыбнулся в темноту. Черт знает, что там в голове у Снейпа, но Гарри собирался покопаться в чувствах профессора подольше.

***

Проснулся Гарри оттого, что его лица касалась влажная ткань. Капельки воды стекали по вискам, волосы начали намокать. Все тело охватила дрожь. Гарри с трудом припоминал свой сон, но ощущения им вызванные, вполне могли соперничать и с круциатусом. Шрам не болел совершенно, стало быть, Вольдеморт в этот раз не имел ко сну никакого отношения.

В комнате было жарко - или так просто казалось Гарри - и раздавался странный низкий вой. Юноша удивленно огляделся, пытаясь понять, что же это за звук. Но кроме Снейпа, стирающего пот с его лба, никого больше не было. Гарри почувствовал, что ему не хватает воздуха, и глубоко вздохнул. Звук тут же прекратился. Только тогда до Поттера дошло, что выл он сам. Должно быть, из-за сна. На миг Гарри прикрыл глаза. Крис… его касания, Вольдеморт, кровь, кровь, кровь. Сириус, Чу, Седрик. И снова кровь. И снова. Его родители. И… Гарри закрыл глаза и шумно задышал через рот. Дрожь усилилась, но от осознания того, что это был всего лишь сон, стало немного легче.

Когда на профессора уставились два совершенно трезвых глаза, тот нахмурил брови и поднялся. Гарри показалось, что как только Снейп понял, что с ним все в норме, то смутился. Но из-за того, что мастер зелий сразу же заговорил, подумать над этим времени не было.

-Можно, наконец, спокойно поспать? - рыкнул Снейп.

Гарри понял, что профессор проснулся из-за его воплей. Юноше стало стыдно. И еще он был благодарен Снейпу за то, что не было вопросов в духе Гермионы. Что случилось, что приснилось, болит ли шрам…

-Простите, сэр, - пробормотал Гарри, неуверенно поднимая глаза. Но Снейп не стал его выгонять или как-то еще комментировать произошедшее. Только скривился и пошел к спальне. Но когда он был у двери, Гарри осмелился на оклик.

-Это было очень мило с вашей стороны, сэр.

Снейп быстро зашел в спальню, громко хлопнув дверью. Гарри глубоко вдохнул, стараясь успокоиться. Он и сам не понимал, что с ним происходит. Иногда накатывало странное чувство, побуждавшее сказать профессору что-нибудь милое. Но юноша заранее знал, что это разозлит или смутит мужчину. И в то же время Гарри забывал об этом чувстве, едва Снейп скрывался из поля зрения.

***

Следующий день начался с перевязки и проверки ран. Гарри был благодарен Снейпу за то, что тот так и не вспомнил ночного происшествия, и честно отвечал преподавателю на вопросы о самочувствии.

До обеда Гарри несколько раз выходил побродить по замку, но там постоянно натыкался на членов Ордена Феникса и работников Министерства. Каждый считал своим святым долгом заговорить с Гарри. А те, кто знал об их отношениях с Крисом, выражали соболезнования. Поттер снова скрылся в подземельях, разглядывая мрачные стены. Кажется, он начинал понимать Снейпа: когда плохо, это успокаивает.

Во время предполагаемого обеда Снейп выпил несколько чашек кофе, Гарри же вовсе ничего не брал с подноса. А потом профессор заговорил:

-Завтра сожгут тело Криса.

-Я не пойду, - буркнул Гарри с дивана.

Его боль была слишком сильна, чтобы можно было столкнуться с чем-то подобным. Поттер и так целое утро гнал от себя мысли о любовнике. О его теле, распростертом среди других трупов. О том, что он снова не смог оказаться рядом с любимым человеком, когда было нужно. И о том, что больше не будет рядом этого жизнерадостного парня, заполнившего все кусочки боли в душе Гарри шутками и ласками.

-Ты должен понять, - не отставал Снейп, - что его больше нет.

-Я и так знаю, что снова остался один, - огрызнулся Гарри.

-Ритуал прощания устраивают для того, чтобы живые смирились с потерей. Ты должен отпустить Криса, чтобы его душа нашла покой.

Гарри молчал. Он не ел, не шевелился, не разговаривал. За остаток дня юноша только вышел два раза в уборную, скосился на поднос с ужином, не пошевелил и пальцем, чтобы помочь Снейпу перевязать себя. Профессор не гнал бывшего студента даже за такое поведение. Он уходил по своим делам. Когда же вернулся, попытался заговорить. Применял ругань, язвительность и даже нормальную речь. Не дождавшись ответа, Снейп ушел спать.

Как же Гарри ему завидовал, когда в соседней комнате утихли все звуки. Сам он не мог закрыть глаз. И не было ни малейшей надежды даже на полчаса сна. Отдыхать совершенно не хотелось, даже после целого дня бодрствования. Гарри стало казаться, что он сходит с ума. Он никогда не думал, что Криса не станет. Тот не должен был участвовать в военных действиях. Только доставлять медикаменты безопасными путями. Должно быть, на них все же напали. Гарри вздохнул. Он столько раз представлял себя на месте Криса, и понял, что они похожи. Должно быть, тот тоже винил себя во многих смертях. Наверняка, когда сошла лавина, он думал, что будь там, с ними… что сможет предсказать сход снега. Или его заклинание поможет дольше продержаться охранному полю, не позволив снегу добраться до людей…

Гарри вздохнул. Его добивало одиночество. Ни шороха, ни вздоха. Даже когда Крис не был его любовником, а просто сидел на своем месте ассистента в палате…

Гарри встал и поплелся в соседнюю комнату. В конце концов, выставить его Снейп всегда сможет. Вот тогда Поттер и будет думать, что же делать. А пока он мог обеспечить себе присутствие другого человека в комнате только одним способом.

Снейп проснулся сразу же при звуке открывающейся двери. Потянувшаяся было за палочкой рука замерла, когда профессор разглядел посетителя.

-Поттер, что-то случилось?

Гарри покачал головой.

-Тогда что, во имя Мерлина, вы здесь делаете?!

Гарри молчал, не зная, что сказать. Он надеялся, что в комнате будет кресло…

-Поттер, я спросил, что вам надо! - похоже, Снейп начинал выходить из себя. Гарри вздохнул и подошел к широкой кровати, нагло забравшись под одеяло. Снейп моментально отскочил на другой конец постели, готовясь в любой момент встать. Гарри же совершенно невыносимо было оставаться одному, и было безразлично, как его действия выглядят со стороны.

-Поттер, ма* вашу, что вы себе позволяете?!

Гарри лежал на самом краю кровати максимально далеко от профессора, отвернувшись в противоположную сторону, и не шевелился. Отвечать, разумеется, он тоже не стал.

-Поттер, я в последний раз спрашиваю, что это значит?

Голос Снейпа стал более раздраженным, и Гарри решил, что его немедленно выкинут вон. Но сил шевелиться уже не было. К его удивлению, профессор злобно пробормотал:

-Ну и дементор с тобой, несносный мальчишка. У меня и так почти нет времени на сон.

Потом Снейп отвернулся от Гарри и закрыл глаза.

Проснулись они одновременно от громкого стука в дверь. Каково же было удивление двух бывших врагов, когда оказалось, что во время сна они неосознанно потянулись к чужому теплу. Теперь мужчина и юноша лежали в тесных объятиях.

Снейп резко разжал руки и скатился с кровати. Гарри, тяжело дыша и смущенно отводя взгляд, встал с другой стороны и направился в соседнюю комнату. Там Гарри несколько раз глубоко вздохнул и опустился на диван. Стук в дверь стал громче, и юноша начал нервно посматривать в сторону спальни, ожидая Снейпа. Самому Поттеру одеваться не было надобности, так как, находясь на лечении, люди носили только пижамы. Гарри накидывал мантию лишь выходя из комнаты.

Снейп влетел в комнату и сразу принялся ругаться.

-Кого еще принесло? - проворчал он, - Поттер, что нельзя было открыть дверь?!

И на этот раз Гарри знал, что раздражение Снейпа вызвано смущением оттого, что он оказался в объятиях бывшего студента. Гарри же надеялся, что его щеки перестали пылать, но продолжал отводить взгляд.

На пороге стояла МакГонагал. Новое сообщение от Дамблдора. Гарри тяжело вздохнул. Слова декана Гриффиндора означали, что ему тоже придется присутствовать на собрании Ордена.

Гарри ничего не говорил Снейпу, пока они завтракали. Да и профессор не стремился к общению. Но каждый раз, когда юноша осмеливался поднять взгляд, Снейп опускал голову. После третьего такого случая Гарри понял, что это ему действительно не кажется. К тому же, кожа Снейпа была словно покрыта легким загаром по сравнению с обычным сероватым оттенком. Что Гарри с некоторым удовольствием решил считать румянцем.

-Поттер, - Снейп поднялся из-за стола, - надеюсь, вы не заставите Орден ждать. И приведите, наконец, себя в порядок.

После этого профессор поднялся и вышел из комнаты, гордо подняв голову. Но что-то подсказывало Гарри, что он чувствовал себя не в своей тарелке. Собственно, гриффиндорец тоже чувствовал себя не лучшим образом.

Однако за разборкой стратегии и составлением планов утреннее смущение забылось само по себе.

***

Гарри смотрел на то место, где два часа назад горел яркий костер. Теперь тело Криса развеяно по ветру, как множество других тел погибших. Маги сжигали всех, кто погиб в бою, чтобы душа не была привязана к конкретному месту. В данном случае сожгли вместе восемь магов, погибших в одной битве. Гарри вздохнул.

-Он спас 16 детей, - сказал Снейп, а Гарри удивился, как тот подошел настолько неслышно, - В тот день. Потом пошел за семнадцатым. Их накрыло Авадой.

Гарри промолчал. Простояв неподвижно еще полчаса, он почувствовал, что начали болеть раны. Юноша направился в подземелья. И просидел в кресле перед камином до прихода Снейпа.

-Нужно перевязать раны, - заметил Снейп.

Гарри вздохнул и поплелся на диван, стягивая мантию. И очень удивился, когда оказалось, что бинты в нескольких местах пропитались кровью.

-Мерлин, Поттер! Вы не в состоянии даже за собой проследить!

Гарри хотел было огрызнуться, но передумал. За этот день он наслушался столько соболезнований от Молли Уизли и Рона, что выдержать хоть одну ночь в башне Гриффиндора казалось невозможным.

Снейп действовал, как всегда быстро и умело, сочетая заклинания с зельями и не забывая при этом проходиться по безответственности гриффиндорцев. Наконец, Снейп закрепил бинты и мотнул головой в сторону внутренней двери.

-Иди ложись.

-В спальню? - челюсть Гарри поползла вниз.

-В вашем случае вредно спать на диване, - огрызнулся профессор, доставая с полки книгу и не глядя в сторону гриффиндорца, - Раны должны оставаться в покое.

Гарри на такое и не рассчитывал. Он сделал несколько неуверенных шагов, все еще не веря, что его не одернут.

-Спасибо, - пробормотал Гарри от двери.

-Поттер, - Снейп уже сидел с книгой в кресле и недовольно поднял голову, - не мешайте мне работать. Убирайтесь.

Гарри развернулся, чтобы скрыть улыбку. Снова накатило то странное чувство, как будто хочется схватить первого встречного и от души потискать, как котенка. Погладить и приласкать. Но Снейп на эту роль явно не годился. Точнее, подошел бы он неплохо, но вот за последствия Гарри ручаться не мог. Поттер мотнул головой и лег.

На следующее утро пробуждение в объятиях друг друга уже не вызвало столько смущений и неловкости.

***

Даже когда Гарри оправился от ран, то остался в подземельях. Он все так же, как прежде, участвовал в рейдах с Грюмом или учился разрабатывать планы с Дамблдором, не видя Снейпа целый день. А вечером ложился на свой краешек кровати, чтобы проснуться в обнимку с мастером зелий. Хотя бы против этого Снейп ничего не имел. Поттер прекрасно помнил, как профессор отреагировал на его поцелуй и не пытался предпринимать других действий. К тому же, все еще глубока была рана, оставленная смертью Криса.

Рон предлагал другу перебраться в гриффиндорскую башню, недоумевая, почему же тот остается в подземельях. Но что Гарри ответил: "Я все еще не готов к такому бурному общению".

Август кончился, и начался новый учебный год. Студентов доставляли группами под усиленной охраной. Члены Ордена Феникса все еще оставались в замке. Некоторые расположились в пустующих комнатах, другие же остались в гостиных для дополнительной охраны. Студентов Слизерина почти не осталось, так как всех их не отпустили родители.

А в конце октября с Гарри случился казус. Просто все эти сны про Симуса и Криса… Хорошие сны, вернувшие с началом месяца…

Они проснулись одновременно от громкого стона Гарри. Все еще находясь в полудреме, юноша потянул руку в штаны и замер, вспомнив, где он находится. Его глаза поймали холодный, скрывающий мысли, взгляд Снейпа.

Гарри поспешно начал отодвигаться. Хриплое дыхание от смущения участилось еще сильнее. Мерлин! Как же Гарри было стыдно. Стонать во время кошмара - это одно, а не справиться со своим телом... Никогда еще Гарри не чувствовал себя так отвратительно.

-Простите, - смущенно пробормотал юноша, отведя взгляд.

Но едва он повернулся, чтобы слезть с кровати, как почувствовал руки Снейпа, обхватившие его талию. Гарри охнул, не зная, удивляться ему или пугаться. Профессор не произнес ни слова, только притянул к себе Поттера. Одна его ладонь скользнула по груди юноши, сделав несколько кругов, вторая же прочно обосновалась на талии, словно не желая отпускать.

Не встретив сопротивления, Снейп осторожно, словно Гарри все еще был серьезно ранен, задрал пижамную рубаху вверх. А потом скользнул рукой в штаны. Поттер снова охнул, непроизвольно вытягиваясь и запрокидывая голову назад. Его пальцы вцепились в руку Снейпа, лежащую на талии. Слишком волнующими были дорожки, прочерченные подушечками пальцев по животу.

-Все в порядке? - хриплый голос Снейпа резанул слух.

-Да, - Гарри с удивлением обнаружил, что его голос еще более непослушен и слаб.

Слов больше не было. Снейп обхватил основание члена и двинул кисть вверх. Гарри буквально захлебнулся собственным стоном. Пальцы профессора оказались холодными, что увеличило восприятие и - О, Мерлин! - такими искусными. Гарри понятия не имел, когда его штаны и трусы оказались приспущены, давая свободу действий руке Снейпа.

Гарри первый раз в жизни кончил так быстро. Быть может, причиной всему были обстоятельства. Страх, что на него наорут и вышвырнут, сменился удивлением, вызвавшим дрожь. Дальше мысли и эмоции были сметены острым наслаждением.

Гарри выгнулся, чувствуя, что сзади к нему прижимается Снейп, и застонал. Пальцы непроизвольно со всей силы вцепились в руку профессора. Сперма брызнула густой струей, пачкая ладонь Снейпа и пижаму юноши.

***

Гарри все еще дрожал. Он не мог сказать, что это был лучший оргазм в его жизни. Но вот самый запоминающийся - это точно. Дыхание юноши было рваным и поверхностным, пальцы все еще сжимали руку Снейпа.

-Все в порядке? - хрипло спросил профессор.

Гарри кивнул, отпуская запястье мужчины.

-Тогда прими душ и ложись.

Гарри даже в голову не пришло поспорить. Едва он скрылся за дверью, Снейп поднес к лицу руку, перемазанную спермой. Мерлин, что он сделал! Надо было отправить мальчишку в душ сразу. Снейп понятия не имел, что его побудило так поступить. Должно быть, он умудрился привязаться к юноше сильнее, чем предполагал себе позволить. Но, лети все пикси на растерзание, это ему понравилось! Северус коснулся языком застывающей спермы на своих пальцах. Это было приятно. Приятно быть с Гарри, приятно его касаться. Приятна была привязанность… А вот это уже раздражало.

Снейп глубоко вдохнул, запоминая запах спермы. Тут же на это отозвались особо чувствительные рецепторы в полости рта, требуя проверки на вкус. Северус провел языком по ладони, невольно выпустив стон.

Надо закончить до прихода Гарри. Поттеру можно будет сказать, что использовал заклинание. Хотя вряд ли мальчишка будет спрашивать, как именно профессор очистил руку.

Когда Поттер вышел из душа, Снейп уже лежал на своей части кровати, все еще надеясь уснуть.

-Профессор, - неуверенно пробормотал парень, - я тут подумал…

Ничего хорошего этого не предвещало, и Снейп огрызнулся:

-Поттер, ложитесь спать.

-Я… - Гарри замер, успев лишь поставить одно колено на кровать, - сэр, я… ну… из-за этого вы… ну…

-Я не возбудился, Поттер, - огрызнулся Снейп, - спите.

Когда Гарри устроился, мужчина облегчено вздохнул. Он не врал, говоря что не почувствовал возбуждения. Но все это было исключительно результатом приема зелья. И уже ничто в мире не могло заменить зеленоглазого оболтуса, спящего крепким сном.

***

-Нам надо серьезно поговорить.

Гарри вздрогнул, услышав ровный голос Снейпа. Он уже привык к сарказмам и насмешкам. А это было что-то новое.

-Да?

-Тебе лучше переселиться к остальным. Куда угодно. Либо в гриффиндорскую башню, либо в крыло для гостей.

-Но, почему? - пробормотал Гарри, изучая ручку дивана, которую знал с точностью до дюйма.

-Пойми, я не гоню тебя, - сказал Снейп, на миг искривив губы, - ты сможешь когда угодно приходить сюда, если надоест общество. Но тебе надо найти парня, Гарри. А сидя здесь, в заточении, это невозможно.

Юноша заставил себя понять лицо и не отводить глаз.

-А что… что если, я не хочу? Если я хочу быть здесь? Мне здесь нравится.

-Поттер, что вы от меня хотите? - прошипел Снейп, вскакивая с места.

-Я просто хочу быть здесь, - пробормотал Гарри, - Мне здесь нравится. Если… если вы… Но я… - Гарри плюнул на те мысли, которые не поддаются воплощению в слова, - даже просто быть с вами мне нравится. Я не хочу уходить.

Снейп неопределенно мотнул головой и вышел. Тот факт, что на него не наорали, Гарри очень обрадовал. К тому же Снейп не сказал ни слова по поводу "у нас нет шансов" или "я не интересуюсь мужчинами".

Поттер попытался проанализировать поведение Снейпа. Но, как известно, представители Гриффиндора не обладают особой сообразительностью, поэтому пользы это принесло немного.

***

Снейп не выгнал Гарри после того, как тот поправился. Снейп позволил ему спать с ним в постели. Более того, Снейп даже довел его до оргазма. И ко всему в придачу, профессор ни разу серьезно его не обидел. Все упреки и сарказмы были поверхностны. Гарри был уверен, что какой бы иммунитет у него не выработался, а при желании мастер зелий смог бы вывести его из себя так, что Поттер сам не пожелал бы здесь оставаться. Единственный вывод, какой получался у Гарри: Снейпу приятно его общество.

Но, профессор ведь знал о чувствах гриффиндорца. Тот поцелуй, вопросы не в тему… Гарри уже достаточно оправился после гибели Криса, и Снейп не заметить этого не мог. И Поттер никак не мог понять, почему же он не делает встречных шагов. Ни одна причина в темноволосую голову не приходила.

***

Во время совместного ужина Поттер набрался смелости и накрыл бледную кисть ладонью. Снейп замер, не шевелясь, и тогда Гарри потянулся вперед через столик, поцеловав мужчину в губы. На этот раз ему ответили.

Губы Снейпа шевельнулись неуверенно, словно робко отвечая на ласку Гарри. Тогда юноша высунул кончик языка, лизнув верхнюю губу. И еще раз. Глаза мужчины точно остекленели, не позволяя Гарри что-либо прочесть по ним. Впрочем, на таком расстоянии это все равно было не слишком удобно.

Это был самый странный поцелуй в жизни юноши. И он, и Снейп сидели по разные стороны стола, неловко наклонившись вперед. Гарри поднял было руку, чтобы переместить ее на затылок профессора, но Снейп отстранился, прерывисто вздохнув, и поднялся из-за стола.

-Мерлин, - пробормотал он, подходя к камину и становясь спиной к Гарри, - это неправильно. Не знаю почему, но неправильно. Не стоит продолжать.

-В этой жизни много неправильного, - Гарри решил не слишком спорить с профессором, - Но вы сами сказали, что надо учится наслаждаться жизнью.

Снейп продолжал молчать, тогда Гарри подошел и положил ладонь на плечо профессора. Тот никак не отреагировал, и Гарри прижался к его спине, лаская ладонями грудь.

Гарри опустил руку, сжав член Снейпа через ткань. Мерлин! Тот уже был возбужден. А нескольких острожных поглаживаний хватило, чтобы мантия приобрела резкую выпуклость. Поттер мысленно выругался. Как же было легко Снейпу устранить рубаху его пижамы. А как прикажите расправиться с мантией? Гарри начал неторопливо тянуть ткань вверх.

Снейп напрягся и повернул голову чуть в сторону.

-Поттер…

Гарри вовремя перебил его, сжав губами мочку уха. Не то, чтобы ему не нравилась идея укусить… Но все же это было бы слишком быстро.

Юноша, наконец, нащупал край бесконечно длинной мантии и смог прикоснуться к животу Снейпа. Ответом на это действие был судорожный всдох-всхлип. Чтобы не спугнуть свою жертву - а именно так юноша воспринимал мастера зелий - Гарри сделал несколько кругов ладонью по животу. Пальцы прошлись по выпирающим костям таза, обозначили ямку пупка. Дыхание профессора стало частым и резким.

В конце концов, Гарри осмелился опустить ладонь ниже, оттягивая резинку трусов. Похоже, у профессора сохранилась школьная привычка не носить брюк. Очень кстати. Реакция Снейпа на чужую руку на своем достоинстве очень напоминала реакцию самого Гарри. Профессор резко дернулся, откидывая голову назад, и выпустил из груди стон. Но после этого сразу же стиснул зубы; слышно стало только сдавленное мычание.

Собственно, юношу это не слишком волновало. Он немного приспустил белье Снейпа и принялся водить ладонью вверх-вниз. Мужчина впился пальцами в ткань мантии и задышал чаще. На миг Гарри показалось, что у того сейчас подкосятся ноги, и он плотнее прижал мастера зелий. Ладонь юноши задвигалась быстрее, заставив Снейпа открыть рот.

Гарри усмехнулся. Как бы профессор не старался сдерживаться, а природа свое возьмет. Сам же гриффиндорец давно чувствовал дикое возбуждение. Собственно, это и Снейп должен был почувствовать одной из своих ягодиц.

Мысли Гарри были резко прерваны. Мерлин! Что же он такое делает! Он же не какой-то там новичок. И шаг навстречу он сделал намеренно; это вовсе не была вынужденная мера, как в случае с его сном.

Гарри разжал обе руки, позволяя подолу мантии скользнуть вниз. Профессор вздрогнул и с трудом удержал стон разочарования. Но Гарри не собирался позволять тому думать и анализировать. Юноша коснулся плеч мужчины и развернул к себе. То, что он увидел в черных глазах, ему очень и очень не понравилось. Смесь желания и страха. Желание - это понятно. Но страх? Перед чем? Что его заставят дойти до конца… или же рассмеются в лицо?

Снейп сжал губы и выпрямился, стараясь выглядеть гордо и независимо. Что ж, один из его страхов юноша понял. Снейп предполагал, что Гарри собирается отступить сейчас, когда тот на грани разрядки. Чтобы разубедить упрямца, юноша впился поцелуем в тонкую линию губ. С чуть заметным стоном удивления Снейп впустил его, позволяя исследовать рот.

Гарри снова начал задирать мантию. Но на этот раз завел обе руки за спину Снейпа и завязал ткань узлом. Трусы все еще были приспущены, и пальцы Поттера без проблем сомкнулись на члене, возобновив движение. У Снейпа снова дрогнули ноги, но до Гарри он так и не дотронулся, вновь вцепившись в мантию. Впрочем, Гарри сразу всего и не ожидал.

Отстранившись от профессора, все еще продолжая движения рукой, Гарри посмотрел любовнику в глаза. Там снова блеснул страх, должно быть, вызванный непониманием происходящего. Гарри начал медленно опускаться на колени, не разрывая взгляда. Постепенно в глазах профессора стало появляться понимание, смешанное с неверием. Губы приоткрылись, словно тот хотел что-то сказать. На миг дыхание прекратилось, потом раздался судорожный вздох. И еще один. У Гарри не было ни малейшего желания ждать, когда тот решиться что-то сказать. Он всегда был уверен, что в такие моменты говорить не нужно.

Поттер сомкнул губы на головке члена. Тут же пальцы Снейпа перекочевали на плечи юноши, сильно их сжав. Гарри обругал себя за несообразительность (Снейп, похоже, стал терять равновесие) и обхватил профессорские ягодицы. Для юноши это было кошмаром. Не в том смысле, что ему не нравилось… Просто, по всей видимости, ноги Снейпа не слишком одобряли вертикальное положение, а юноша отвлекаться на перемещения уже не мог. Поэтому приходилось на всякий случай обнимать профессора. Вот это и не позволяло выделить руку в помощь языку.

Гарри как-то раз, еще с Симусом, пытался взять в рот полностью. Это не поддавалось никаким комментариям. Только одно слово: провал. И, в крайнем случае, другое: позор. Едва Гарри вобрал в себя полностью, как почувствовал резкий приступ тошноты. Дернув головой с перепуга, он вызвал болезненный вскрик Симуса, и все равно облевал пол. Финиган потом долго над этим смеялся, вгоняя любовника в багровый цвет и недовольство. "А тебе-то, герой, это как раз и не по зубам", - любил повторять Симус. Гарри мог только недовольно огрызаться: с правдой-то особо не поспоришь.

С тех пор Поттер никогда не брал в рот полностью, помогая себе руками. Но сейчас-то руки были заняты! Гарри ласкал головку члена языком и губами. Потом, прошелся языком по всей длине, облизал яички. Снейп уже был не в состоянии сжимать зубы и тихо постанывал. Гарри бросил взгляд вверх: голова профессора была запрокинута. Поттер вздохнул. Тянуть больше смысла не было, а только губами доводить до оргазма он пока не умел. Но теперь уж явно было поздно предлагать прилечь.

И Гарри принял решение. Глубоко вдохнув, он надавил на бедра Снейпа, позволяя головке члена ткнуться в глотку. Единственная мысль, бывшая в его голове в тот момент - не закрыть рот - заставила забыть и о собственной ноющей эрекции.

Дышать стало трудно, организм принялся сопротивляться, стараясь избавиться от постороннего предмета. И Гарри на собственном опыте знал, сколько удовольствия может доставить это ощущения. Для Снейпа же все было ново. Горло мастера зелий испускало рваные хриплые звуки, пальцы до боли впились в плечи юноши, ноги готовы были в любой момент подкоситься.

В глотку Гарри ударила струя спермы. Сосредоточившись на том, чтобы не сжать зубы, юноша со всей силы вцепился в профессорские ягодицы. От нехватки воздуха в голове загудело, словно издалека послышался стон Снейпа. Гарри сделал глоток, второй. И контроль ему отказал. Правда, на этот раз получилось освободить рот без последствий для партнера. Тут же в лицо Гарри ударила струя. Но юноше было не до этого: он судорожно хватал воздух, стараясь сдержать тошноту.

Краем глаза он заметил, что Снейп отступил на шаг и привел в порядок одежду. Тот, хоть и был слаб, но свои действия контролировал. Гарри отвернул голову в сторону, прикрыв глаза для концентрации. В конце концов, тошнота отступила. Юноша снял очки. Кроме как на них, спермы было не так уж и много: на кончике носа и на щеке.

-Поттер?

Юноша повернулся в сторону Снейпа, но поднять голову не решался. Он чувствовал себя просто по-дурацки. Чтобы хоть как-то замять смущающую его историю, Гарри провел ладонью по лицу, стирая сперму с носа.

-Практики маловато, - пробормотал он, облизав пальцы, и поднял голову, робко улыбнувшись.

По лицу Снейпа снова ничего нельзя было прочесть. Это немного выбило Гарри из колеи. Выдавив еще одну улыбку, он начал подниматься. Не давая шансов придти в себя, Снейп опустился рядом и властно развернул голову юноши к себе. Но вместо того, чтобы прикоснуться к губам, мастер зелий провел языком по щеке, избавляя юношу от спермы. Гарри был настолько шокирован, что даже перестал дышать. Эта способность вернулась секундой позже в виде громкого стона, когда профессор положил ладонь на ноющий член любовника. На этот раз Снейп даже не пытался избавить юношу от одежды. Он ритмично сжимал и ослаблял пальцы, смыкая их каждый раз с новой силой.

Оргазм прошел по телу Гарри подобно теплой волне, принося легкость и усталость. В стоне, сорвавшемся с губ гриффиндорца, можно было разобрать: "Проф…сооор".

***

-Ну почему нет?

-Поттер, я занят, - прошипел Снейп от стола, где разбирал бумаги, - у меня нет времени на пустую болтовню.

-Это же ты сказал мне вчера! Почему, мы не можем поговорить о нас?

-Потому что в отличие от вас, Поттер, я должен еще разбираться с планами. Да и сидеть в замке целыми днями мне в отличие от вас непозволительно.

-Меня Дамблдор не пускает! - обиженно отозвался Гарри.

-Вот не мешайте тем, кто вынужден делать работу за вас, - Снейп швырнул в сторону Гарри несколько пергаментов, - лучше бы занялись делом и почитали.

Гарри обиженно уткнулся в какую-то глупую писанину. И кому это надо? Через два абзаца чтение потеряло смысл.

Гарри пытался понять, почему же Снейп не подпускает его. Это было слишком странно. Они почти каждую ночь касались друг друга, доставляя удовольствие, но профессор при этом никогда не снимал одежды. Шел второй месяц с того дня, как Гарри впервые прикоснулся к Снейпу. А у него с Северусом так ничего серьезного не было. Снейп чаще всего даже не позволял себя называть по имени.

Сначала Гарри предположил, что профессор любит кого-то другого. Но ведь сердце Симуса тоже было отдано какому-то магглу. И это ничуть не мешало двум гриффиндорцам быть вместе. Они разговаривали, ласкали обнаженные тела друг друга. С профессором же все было иначе.

И если честно, то Гарри начало порядком раздражать, что Снейп кончает чуть ли не в пижамные штаны. Сам же гриффиндрец постоянно раздевался полностью, порой устраивая маленькие шоу. А Снейп оставался в пижаме, не позволяя стащить штаны ниже колен. В общем, единственным существенным плюсом за время их сближения было то, что Гарри научился делать отличный минет. Стоит ли говорить, что профессор прикасался к нему исключительно пальцами?

Гарри фыркнул и скрылся за свитками, чтобы Снейп не прочел что-либо по его лицу. Поттер сегодня уже в какой раз попытался поговорить о происходящем со своим любовником. Но тот его, как обычно, послал. А вот игнорировать сарказмы Снейпа так же эффективно, как прежде, у юноши уже не получалось. Единственное, что он мог - не огрызаться в ответ.

Гарри принялся теребить уголок пергамента. Что делают гриффиндорцы, когда им не дают разрешение на что-либо важное для них? Правильно, забивают на правила и делают, что хочется, без позволения.

***

Черные простыни, черная пижама, бледная кожа. Единственная свечка в углу спальни позволяла разглядеть происходящее. Гарри склонился под бедрами любовника, лаская губами возбужденную плоть. Глаза Снейпа были закрыты, губы плотно сжаты. Гарри удивлялся, как же быстро тот научился себя контролировать. Никаких постанываний или всхлипов. Лишь учащенное дыхание и громкий выдох сквозь сжатые зубы во время оргазма.

Гарри этого не понимал. Зачем сдерживать чувства? И почему ему нельзя прикоснуться к груди Снейпа. Губами, языком, пальцами…

Юноша выпустил головку члена. На миг появилось сомнение - а надо ли пытаться все изменить? Но Гарри его тут же отбросил и стянул штаны Снейпа. Профессор тут же начал подниматься, но Гарри снова приник губами к члену, лаская головку круговыми движениями языка. Пальцы прошлись по основанию члена, сжали яички. Снейп выпустил воздух чуть более шумно и расслабился. Гарри тут же приступил к дальнейшему покорению профессора. Пальцы пробежались по животу, поднялись к соскам. Легкие движения, ни единой задержки. Дыхание Снейпа сбилось. Гарри вернул одну руку к члену. Несколько невесомых поглаживаний, и один из пальцев скользнул между ягодиц.

Тут же Снейп сел, резко сбросив Гарри с кровати.

-Аа! - Гарри больно приложился затылком о стену, но его возглас был скорее обидой. Поправил очки.

Они сидели не шевелясь, выравнивая дыхание и бросая в стороны друг друга изучающие взгляды. Гарри хотелось сказать так много. "Каков смысл сдерживать чувства? Почему нельзя пойти дальше в их отношениях? Почему, наконец, нельзя элементарно раздеться?" Но он молчал, не зная, как это будет принято. В конце концов, заговорил Снейп.

-Вон, Поттер. И чтобы я вас больше не видел.

-Но…

-Я же дал понять, что не позволю давить на меня! Вон!!! - Снейп слетел с кровати, и юноша отметил, что тот уже не возбужден, - Вон из моих комнат! Мне плевать, где тебе придется ночевать!

Так Гарри оказался среди ночи в чем мать родила напротив комнат профессора. И, спасибо Снейпу, но за ним последовали его одежда, палочка и даже очки, известившие о месте приземления звуком бьющегося стекла. И Гарри впервые в жизни задумался, а стоит ли что-либо делать наперекор правилам. Или же наперекор Снейпу?..

***

-Северус…

Гарри окликнул его на следующий же день после происшествия. Сразу, как Дамблдор закончил собрание. Снейп первым вылетел из кабинета и никак не отреагировал на реплику бывшего студента. Тогда Гарри добежал до него и преградил путь.

-Поттер, не мешайте мне, - Снейп обошел юношу и направился в сторону подземелий раза в три быстрее обычного шага.

-Но… - Гарри побежал следом, снова оказываясь на пути мастера зелий.

-Дайте мне пройти и не попадайтесь больше на глаза.

-Но профессор Снейп…

-Я сказал "вон"!!! - мастер зелий, наконец, добрался до своей комнаты и захлопнул дверь перед носом гриффиндорца.

***

Робкий стук в двери. Резкий рывок. Стоящий на пороге Снейп, судя по всему, не доволен как минимум жизнью.

-Профессор Снейп…

-Что вам надо, Поттер?

-Я только на минуточку?..

-Что на это раз?

-Я хотел бы извиниться.

-Извинения приняты. Убирайтесь.

Дверь захлопывается.

***

Гарри набрался смелости и постучал. На этот раз их разговор был намного короче. Как только Снейп заметил, кто на пороге, тут же захлопнул дверь.

***

На следующий день Гарри вообще не открыли. Простояв под дверью минут пятнадцать, Поттер пришел к выводу, что мастера зелий может не быть в комнате, и отправился искать Дамблдора. Ведь, мог же, в конце концов, профессора вызвать директор!

Гарри каждый вечер находил Снейпа с целью извиниться. Будь его воля, он отлавливал бы Снейпа и днем. Но очень сомневался, что тот его похвалит за разборки перед студентами.

Поттер пробормотал пароль горгулье и вошел.

-Гарри? - удивился директор.

-Профессор Дамблдор, я хотел спросить, не знаете ли вы, где профессор Снейп?

Директор неодобрительно покачал головой.

-Гарри, я не знаю, что между вами происходит, но постарайтесь ладить. Война - неподходящее время для выяснения отношений.

-Я как раз этим занимаюсь, - огрызнулся Гарри.

-Профессор Снейп заменяет Тонкс при обходе.

-Спасибо.

-Но я был бы благодарен, если бы ты отложил разговор, пока он не закончит.

Гарри скорчил рожицу и вышел.

Пока юноша сидел под дверью в комнаты Снейпа и ждал хозяина, в голову несколько раз приходили мысли о смене тактики извинений. Быть может, стоило не уходить каждый день, а стучать в дверь до утра? Или лучше, напротив, дать Снейпу время подумать, пропустив пару дней?

Гарри не заметил, как заснул.

***

-Профессор Дамблдор! - юноша подбежал к выходящему с завтрака директору, - я вчера так и не нашел профессора Снейпа. Не могли бы вы сказать, где он сегодня?

Печальный взгляд директора заставил замереть сердце юноши. Губы зашевелились в немом вопросе, но ни звука не слетело с уст Гарри.

Дамблдор заговорил сам.

-Ты не слышал, мой мальчик? Его схватили этой ночью…

Три.

-Мой дорогой и когда-то преданный Северус, - Вольдеморт ходил по камере перед распятым на столе человеком, - не стоит притворяться. Я же знаю, что ты пришел в себя.

Снейп криво усмехнулся и открыл глаза. Тот факт, что он был совершенно наг, его ничуть не смущал. Вот если бы было наоборот, его это удивило бы. Лорд привык уничтожать особо талантливых врагов долго и болезненно. Снейп мог видеть всю обстановку его нового жилища. Печь с раскаленными прутьями, торчащими из углей. Стены, завешанные плетьми и ножами, как картинами в портретной галерее. Снейп мотнул головой. Разглядеть все в подробностях у него еще будет достаточно времени.

-Теряете навыки, Мой Лорд, - Снейп сказал это так, что "Мой Лорд" прозвучало самым унизительным оскорблением на свете, - раньше для пробуждения жертв вы использовали Круцио.

Кривая ухмылка тронула губы профессора, на что улыбнулся его бывший хозяин. Северус осторожно, чтобы не привлекать излишнего внимания, прокусил левую щеку.

-Мне жаль, что такой сильный волшебник как ты оказался моим врагом, Северус. Очень жаль.

-Неужели собираешься переманить обратно? - Северус удивленно поднял бровь, прокусывая кончик языка. Затем провел языком по прокушенной щеке.

Сначала он хотел сделать подобным образом портключ, но даже Дамблдор не знал, как можно добиться желаемого результата. Тогда было решено, что если уж нельзя спастись, надо хотя бы не позволить противнику узнать планы Ордена Феникса. Боль не слишком волновала Снейпа, но вот с Веритасерумом все обстояло иначе: большим дозам сопротивляться мастер зелий не мог. Поэтому под кожу просто вживлялись капсулы с ингредиентами. Их смешение должно было активировать мгновенно действующий яд. Но что-то не сработало. Северус с удивлением обнаружил, что все еще жив.

-Я бы попытался вернуть тебя, - Лорд подошел ближе, - если бы был хоть один шанс. Но он вряд ли у меня есть. Не так ли?

Северус снова усмехнулся, прокусывая щеку во второй раз, только глубже.

-Есть ли смысл задавать вопросы, ответы на которые и так известны?

-Я знал, что ты не станешь лгать. Я не могу понять только одного: что тебе предложил Дамблдор из того, что не мог предложить я?

-Если ты этого не понял, - Снейп усмехнулся, выдавая как оскорбление, - Мой Повелитель, то вряд ли у меня есть шанс это объяснить.

-Не думаю, что мне хочется это понимать, - осклабился Вольдеморт, - только знать.

Дверь в камеру заскрипела, и Лорд недовольно обернулся.

-Мой Лорд, - склонилась фигура в капюшоне, - прибыли те, о ком вы предупредили.

-Я сейчас буду, - Лорд небрежно махнул рукой, - ступай.

А потому обернулся к Снейпу.

-Я думаю, ты помнишь, как я поступаю с особо занудливыми пленными, Северус. Но для тебя я сделаю исключение, - Лорд, словно философствуя, прошелся по камере, взмахнув рукой, - Вряд ли, ты испугаешься огня или стали. Да и Круцио тебе знакомо. Но пока ты был без сознания, я позволил себе покопаться в твоих мозгах, - Вольдеморт быстро подошел к пленнику и прошипел в лицо, - Ты умеешь закрываться, Северус. Я далеко не все понял. Но тебя страшит сексуальная близость, - Снейп замер, но ничем не выдал охватившей его паники, - Что ж, это я вполне могу для тебя сделать. Более того, я специально для тебя изобрел ритуал… Ты будешь зависим от секса, Северус…

Снейп со злости грызанул язык и снова смешал кровь. Ничего. Вольдеморт тем временем развернулся и пошел к выходу. Но у самой двери как бы невзначай бросил.

-Да, забыл тебе сказать, что можешь не жевать свои щеки. Яд я нейтрализовал.

***

Гарри начало трясти. Это показалось юноше довольно странным. Он был абсолютно спокоен, стоя в кругу пожирателей. Безоружный, связанный. Потом, когда началась атака Авроров и членов Ордена Феникса, он тоже не позволял панике завладеть собой, падая на землю и стараясь затеряться за вспышками заклинаний. Когда же он умудрился освободиться и получил собственную палочку, отобранную у Хвоста, о страхе не шло и речи. Гарри вынужден был сражаться наравне со всеми. А уж когда напротив него оказался Вольдеморт, которого до того момента сдерживал из последних сил Дамблдор…

То, что произошло позже, Гарри рассказал Ремус. Сам же юноша словно отключился, пока бесчувственное тело Вольдеморта не упало на каменный залитый кровью пол. Только тогда до Гарри дошло, что они находились в закрытом куполе, который начал постепенно таять. Юноша огляделся. Битва вокруг была кончена.

-На этот раз Том мертв окончательно, - сказал Дамблдор, водя палочкой над телом Темного Лорда.

Гарри облегченно воздохнул и пополз на пол, подхваченный на середине пути уверенными руками Ремуса. Потом работники Министерства остались разбираться с пожирателями на верхних этажах замка, а члены Ордена Феникса спустились под землю.

И вот здесь, в мрачных коридорах с затхлым запахом, слушая рассказ Люпина о своем поединке с Вольдемортом, Гарри запаниковал. Во-первых, его смущало, что он не мог восстановить в памяти события последних тридцати минут. Помнил что кричал, бросая заклинания, защищался. Помнил боль в спине, когда на него рухнула часть потолка… Но спутано. Ремус сказал, что это нормально, и Гарри постарался не зацикливаться на произошедшем. Вместо этого он вспомнил, что с момента похищения Северуса прошел почти месяц. Двадцать восемь дней. И не было известно, жив ли он. А если жив, то… захочет ли так жить. Сможет ли жить. Неизвестно, что мог за это время сделать с ним Вольдеморт.

Дамблдор считал, что если уж у них и есть шанс найти Северуса, то только здесь, в подвалах. Юноша шел в конце с Ремусом. Директор и Грюм шли далеко впереди, очищая дорогу - снимали охранные заклинания. Следом шли члены Ордена Феникса, включая мистера Уизли, Билла и Чарли. Больше из знакомых Гарри в подвалах не было никого. Кто-то сворачивал в боковые комнаты для изучения артефактов и освобождения пленных.

-Артур, что тут? - Ремус заглянул в одну из комнат.

-Зайди, Ремус, - голос мистера Уизли был непривычно тверд, - дети, я же сказал, выйдите отсюда!

В проходе показались бледный Билл и вытирающий лицо Чарли.

-Даже в пирамидах не было такого… - пробормотал Билл.

Чарли отвернулся, освобождая свой желудок от всего, что там еще осталось. Восстановив дыхание, он повернулся к брату и Гарри.

-Да и драконы так никогда не пировали.

-Дети, отойдите с прохода!

Трое подростков шарахнулись от входа, пропуская Артура Уизли. Тот повернулся к детям спиной, пряча ношу, но Гарри заметил в его руках что-то похожее на кучу окровавленных тряпок. Но Ремус мгновенно возник рядом. Не позволяя рассмотреть лучше.

-Можете идти следом за остальными, но держитесь вместе. Это ясно?

Ребята синхронно кивнули.

-Это был человек? - пробормотал Гарри, едва Ремус скрылся за поворотом, помогая мистеру Уизли с дверями и прося отойти с дороги встречающихся.

-Большая часть, - отозвался Билл, - ног уже не было. Одна рука обгорела до локтя.

-Билли, заткнись, - бросил Чарли, видя, как Гарри изменился в лице.

-Простите, - искренне извинился Билл.

-Поттер!

Все обернулись. Дальше по коридору против одной из камер стоял Грюм. Ребята поспешили подойти.

-Гарри, там этот твой, - аврор неопределенно махнул рукой, - можешь зайти, камеру я проверил.

Грюм направился дальше, а Гарри замер. Его дрожь, утихшая было от шока при виде ноши мистера Уизли, началась с удвоенной силой. Только сейчас он подумал, что могло произойти с Северусом. Ведь и то нечто в руках Артура Уизли вполне могло оказаться им…

-Давай я войду первым, - предложил Чарли.

-Нет-нет, - пробормотал Гарри, чувствуя, как стучат зубы. Тот факт, что сейчас он увидит Северуса, не вызывал сомнений. Под "этот твой" Аластор Грюм мог иметь в виду только одного человека.

-Уизли! - голос Грюма раздался от другой камеры, - быстро найдите Дамблдора, он должен это видеть немедленно.

-Что там? - спросил Билл.

-Пергамент из человеческой кожи. Директор нужен срочно.

Братья бросились в разные стороны в поисках Дамблдора. Им, в отличие от Гарри, не надо было уточнять, как же используют человеческую кожу. Поттер же на миг представил, что эта кожа могла быть содрана с его любовника, и сделал шаг вперед. Силуэт распятого на столе человека мог быть кем угодно и в любом состоянии. Но ведь Грюм не пустил бы его сюда, если бы было что-то жуткое, правда же?..

Дыхание Гарри было прерывистым, по телу пробегала дрожь. Но неизвестность добивала больше страха, поэтому юноша решительно сделал несколько шажков вперед.

Камин был погашен. Единственным источником света в камере была свечка на столике. Гарри подошел ближе к распятому на столе человеку. Если не считать странного вида пентаграмм на теле Северуса, на первый взгляд с ним все было в порядке. Тот словно спал: размеренное дыхание, расслаблены черты лица.

-Профессор Снейп, - дрожащим голосом позвал Гарри.

Брови мужчины в удивлении сошлись на переносице, и глаза чуть приоткрылись. В них тут же отразилась свеча, словно в черном зеркале, а затем - понимание. Пересохшие губы профессора приоткрылись, но вместо слов был лишь слабый выдох.

-Я развяжу руки, - пробормотал Гарри.

Юноша сосредоточился на том, чтобы руки не дрожали. Заклинания получились с первого раза. Снейп скорчил гримасу, когда его руки, прибывавшие в одном положении с самого дня пленения, вынуждены были переместиться.

Гарри развернулся, чтобы освободить от заклятий ноги профессора, и обнаружил, что может сделать только шаг. Он обернулся. Снейп держал его за мантию. Юноша решил, что у Северуса какая-то важная информация и наклонился ниже.

-Что?.. - попытка приблизить ухо к губам профессора дала странный результат. Снейп, собрав остатки сил, поднял руки, обхватывая голову юноши. Гарри почувствовал на губах обветренную кожу. В сознание проник вкус Северуса, каким он запомнил его тогда, месяц назад, до ссоры. Дрожь Гарри усилилась, и он чуть было не рухнул на профессора сверху. Мгновенная дезориентация в пространстве быстро прошла, и Гарри принялся целовать Снейпа, стараясь передать как можно больше тепла и любви. Его язык прошелся по губам и иссушенному небу любовника, принося целительную влагу.

Снейп оторвал голову от губ Гарри.

-Поттер, - голос был хриплым, как обычно недовольным, но все же чувствовалось облегчение освобождения, - сколько мне ждать, пока ты меня развяжешь?

-Я… о… - Гарри растерялся настолько, что не мог даже напомнить, кто был причиной вынужденной задержки. Юноша направился к щиколоткам профессора, произнося заклинания.

-Профессор, как вы? - Билл вошел, подходя к столу и помогая Снейпу сесть. Как и следовало ожидать, тот отдернул руку, самостоятельно восстанавливая равновесие.

Гарри стоял и смотрел на Северуса. Дрожь прекратилась, накатило чувство полета. Словно сбылась его самая заветная мечта. Впрочем, почти так это и было. Снейп пробежался взглядом по своим рукам и груди, изучая начерченные знаки. Гарри понял по выражению лица Северуса, что он что-то прочел в своих татуировках. Мужчину передернуло, и он поднял недовольный взгляд.

-Поттер, что вы пялитесь как болван? Найдите мне одежду.

-О… - только сейчас до Гарри дошло, что он впервые видит Снейпа без одежды. Странно, но это не вызывало никакого желания, даже интереса. Должно быть, просто не тот момент.

Юноша поспешно стянул мантию и протянул профессору. Снейп моментально облачился в нее, не забыв прокомментировать непредусмотрительность гриффиндорца. Профессор попытался встать, но от слабости рухнул назад на стол. Гарри поспешил было на помощь, но наткнулся на такой взгляд, что передумал. Снейп сжал челюсти и поднялся. На этот раз он даже не пошатнулся.

А Билл тем временем проверял стол и лежащие на нем предметы на наличие черной магии, ловушек и охранных заклятий. Убедившись, что ничего опасного нет, юноша взялся за одну из книг. И удивленно присвистнул.

-Ого! "Составление персональных заклятий и ритуалов" самого папы Слизерина! - Билл усмехнулся, - Подумать только, профессор, сколько сил было потрачено на вас! Книга существует в единственном экземпляре. Была вывезена из Англии и считалась утерянной пять-шесть сотен лет назад. Последний раз ее видели в Индии.

-Сэр, что он с вами сделал? - пробормотал Гарри, даже не ожидая получить цивилизованный ответ. Снейп, однако, усмехнулся.

-Не поверите, Поттер, но ничего. Ритуал должен был быть завершен сегодня. Вольдеморт как любой помешанный на мании величия предсказывал свой приход с точностью до секунды. Вот только атака Министерства несколько сбила его планы.

Уголок губ Снейпа вздернулся вверх, и Гарри подумал, что никогда еще видел профессора зелий настолько довольным собой.

-Уизли! - Снейп со всей доступной ему скоростью бросился к столу, выхватывая у Билла книги и толстую тетрадь, - это, надо полагать, вас не касается. Шли бы дальше. За Поттером я присмотрю.

Гарри побагровел. Что значит, за ним присмотрят?! То Люпин с этой его опекой, то братья, а теперь еще и Снейп. Но, предвидя возглас бывшего студента, мастер зелий сказал:

-Не тратьте зря дыхание, Поттер. Лучше левитируйте эти книги и не отставайте.

Снейп направился к выходу из подземелий, уверенно шагая, словно и не провел месяц в заточении.

***

Снейп облегченно растянулся на своей кровати. Бесконечно длинный день, который продлился часов сорок, был завершен. Вольдеморт убит, как и большая часть его слуг, бывшее пристанище тьмы исследовано, заклятья нейтрализованы. А ему позволили вернуться в свои покои.

Душ. Зелья для восстановления здоровья. Легкий ужин, чтобы вернуть в норму пищеварительную систему. И спать. Северус даже исследование работы Вольдеморта решил отложить до утра.

Как ни странно, а уснуть получилось ни сразу. В голове вертелись клятвы и обещания, данные самому себе после того, как Темный Лорд красочно описал, что будет делать ритуал и как Лорд этим воспользуется. После слов Вольдеморта Северус не смог не закрыть глаз. Именно тогда он поклялся, что если мальчишка сможет победить, то он пойдет на некоторые уступки в их отношениях. Через несколько часов размышлений, Северус сократил свои требования. Он решил, что если его вытащат оттуда - кто угодно - то он позволит Поттеру быть своим любовником. Он возьмет в рот член мальчишки, проглотит его сперму, позволит ласкать свое тело и войти в себя. Тогда, лежа на алтаре, мужчина не испытывал от этих мыслей ничего кроме страха. Как обычно, впрочем. Но сейчас, в спокойствии и тишине… Кончено, не сразу, постепенно. Шаг за шагом. В мыслях это уже не было настолько ужасно, как прежде. И даже хотелось, чтобы губы Гарри прошлись по каждой клеточке его тела. И почувствовать вкус мальчишки казалось довольно заманчиво…

Северус отчетливо помнил, как потянулся к губам Поттера, когда увидел того в своей камере. Только заметив мальчишку, он понял, насколько скучал по их встречам и ласкам. Даже по совместным пробуждениям. Жаль, что эта ночь пройдет в одиночестве. И Дамблдор, и Помфри дали понять, что Гарри до утра можно и не стараться найти.

Поэтому Северус закрыл глаза, наслаждаясь тишиной. А наутро, открыв тетрадь Темного Лорда, захотел снова заснуть и никогда не просыпаться.

-ДА ЧТОБ ТЫ СДОХ, ВОЛЬДЕМОРТ, С* СЫН!!! - голос Северуса сотряс выделенные ему комнаты. Разумеется, мужчине никто не ответил.

***

Северус, в который уже раз, попытался собраться с мыслями. Не получалось. Никак. Подумать только! Он сам, своими руками (а если разобраться, то и губами тоже) завершил ритуал. Снейп успел прочесть только два последних листа, но это повергло его в шок. Исследовав знаки на своем теле, мужчина понял, что Вольдеморт успел применить к нему все, кроме заключительной стадии эксперимента. Собственно, отчет об этом тоже был в тетрадке. Между предпоследней и последней стадиями должно было пройти не менее двадцати часов, как и сказал Темный Лорд.

И кто бы мог подумать, что последний этап порабощения - обычное касание? Вполне хватило бы того, если бы кто-то коснулся его руки. Даже такого примитивного жеста вполне хватило бы, чтобы навеки подчинить Северуса. Снейп, в какой уже раз, себя одернул. Не навеки. До тех пор, пока он не найдет контрзаклятие. Для этого надо было просто свернуть формулу, полученную Вольдемортом, в обратном порядке, применяя на определенных стадиях специфические преобразования. Но с учетом сложности, это могло никогда не получиться. А надеяться на то, что контрзаклятие или антидот найдутся случайно, было безумием. Пока единственным шансом для Снейпа было свертывание формулы.

Профессор зелий просидел над четвертью страницы до самого обеда. За это время он умудрился просчитать каждую строку и проверить результат. Но в глазах стало рябить, мозг был напряжен настолько, что в сумме два и два время от времени давали пять. Чтобы развеяться, мужчина поднялся в Большой Зал. Отчитавшись перед Дамблдором, что все в порядке, и перехватив что-то из еды, Снейп ушел. К его счастью, Поттера все еще держали под наблюдением в больничном крыле. А тот факт, что занятия отменили на ближайший месяц, давал надежду на спокойную работу.

В своих комнатах мужчина решил дочитать, в чем же конкретно состояло его проклятие. Действие описывалось в самом начале рукописи. Мужчина принялся за чтение. Как оказалось, Вольдеморт просветил его далеко не обо всем.

Лорд сказал о следующем. У Северуса появлялся сексуальный хозяин. Именно сексуальный. Если тот попробует приказать что-нибудь вроде "убей его", Северусу до этого не будет никакого дела. Но если приказ прозвучит как "убей его, это меня возбуждает", ритуал даст о себе знать. Северус перевернул несколько страниц, следуя за нарисованной на полях стрелкой. Даст знать болью, начинающейся в области паха и в течение тридцати секунд переходящей на всю нервную систему. Через сорок секунд ритуальные рисунки заставят тело выполнить приказ.

Северус снова открыл предыдущую страницу. Что интересно, а объяснение причин, по каким стоило так сделать, было для нетрадиционных приказов обязательным. То есть, "раздвинь ноги" или "ласкай себя" Северус должен был выполнить сам. Но "принеси ложку" нуждалось в пояснении.

Хотя, со стремлением Лорда беседовать… Как оказалось, а покончить с собой Снейп теперь не мог. Как и не мог просить кого-то его убить. Это было заложено в татуировку вдоль позвоночника, как приказ "не смей причинить себе вред без моего ведома, это не позволяет мне тобой насладиться". Снейп даже не стал пытаться проверять это. Вполне хватало странного ощущения, которое появлялось при одной лишь мысли о самоубийстве.

На пятой странице чтения, мужчина отправил тетрадь в камин. И тут вскочил, хватаясь за палочку. Все же это был его единственный шанс на свободу. Снейп открыл страницу, на которой заканчивалось описание действия заклинания. Глубоко вздохнул. И по-идиотски надеясь, что хоть что-то изменилось за это время, снова прочел.

"Чтобы не забывать о своем зверьке, хочу внести дополнение. Я должен касаться его каждую неделю. Чтобы не усложнять себе жизнь, это будет просто касание его члена. Можно даже через одежду. Чтобы не пачкать руки. Иначе, сколько бы он не трахался, сколько бы его не имели, эрекция не должна отпускать. Сделаю так, чтобы без моего прикосновения у него встало за пять-десять (пять было подчеркнуто двумя линиями) часов. И пусть его имеют все желающие. Без меня он кончить не сможет. А боль будет только нарастать."

Северус опустился на пол, где стоял. Сил двигаться не было. Мужчина попытался по привычке найти в этих строках плюсы. Обдумал положение. Пролистал тетрадь до того места, где идет описание этого куска формулы. Что ж, Вольдеморт слишком жалел свою кровь. Поэтому касаться его, Северуса, должен Поттер как завершивший ритуал. А ведь Лорд мог бы сделать так, что спасти положение мог бы только он. Северус закрыл глаза. Это можно считать некоторым плюсом. Если бы Вольдеморт включил свою кровь на этой стадии, то Северусу было бы не жить.

-Не психовать, - пробормотал мужчина, - не отчаиваться.

Снейп он, в конце концов, или не Снейп?! Выход есть всегда. И Северус решил избегать Поттера. Чем меньше они разговаривают, тем меньше у мальчишки шансов понять, что каждый его приказ выполняется. А с касанием члена… Может, получится перетерпеть боль?

Снейп уронил голову на руки. И не лень было Вольдеморту составлять столь запутанное заклинание только лишь из-за него?.. Ведь ни на кого другого это не подействует. Хотя, Лорд всегда был талантливым ученым. Нет ничего удивительного в том, что ему это было просто интересно. А уж тот факт, что можно было еще и отомстить врагу, подогревал азарт.

Северус подумал, что было бы, если бы он не поцеловал тогда Гарри. Встал бы сам, прочел записи немедленно? Да нет. Он бы не стал что-то читать, уверенный, что ритуал не завершен. А Гарри все же лучше, чем Билл. Или кто-то еще, случайно коснувшийся его в толпе.

Мужчина посчитал листы, на которых была выведена формула. Тридцать два листа и три четверти страницы. Если на четверть у него ушло около пяти часов, преобразование может идти только последовательно, а время вычислений от стадии к стадии будет увеличиваться… Это при том, если он не наткнется на одну из тупиковых ситуаций… Тетрадь снова полетела в камин. Но на этот раз была подхвачена заклинанием в полете.

Остаток дня ушел на сравнение нанесенных на его теле рисунков с описанием в тетради. И самое ужасное, что Снейп знал - уничтожить татуировки - не выход.

***

Северус наложил нужные заклинания и откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза рукой. Как бы хорошо ни было зелье для глаз, а непривыкшему целыми днями писать Северусу было сложновато. Даже проверки домашних работ отнимали меньше времени.

-Профессор, вы освободились?

-Нет.

-О, - удивленно выдохнул Поттер, - но вы же перестали считать.

-Поттер, если вы видите, что я не занимаюсь расчетами, зачем спрашивать?

-А, - выдохнул Гарри на этот раз понимающе, - я хотел спросить про проклятие рода. Если это так распространено, почему нельзя наложить на всех членов семьи защиту?

-Пошевелите мозгами, Поттер. Даже вы должны это понять.

-Я пробовал. Не выходит.

Снейп вздохнул.

-Поттер, как накладывается защита?

-Ммм, - Гарри быстро начал листать книгу, - тут где-то было…

Северус снова вздохнул. И как мальчишка смог победить Вольдеморта, если самые очевидные вещи для него - вековая тайна?

-Вот нашел! В результате…

-Перейдите сразу к графе "предупреждение".

-Так… вот… А-а-а… - Поттеру вздохнул, - слишком велика вероятность, что человек получит заболевание костей.

-Заметьте, Поттер, хроническое. Даже магические средства смогут лишь облегчить боль или отвести болезнь на время.

-А.

Некоторое время Гарри молчал. Но потом Снейп снова поймал на себе взгляд зеленых глаз. Но на этот раз он почувствовал, что разговор будет не из приятных. Снейп поднял глаза. Так и есть.

-Поттер…

-Но я же поклялся, что больше ничего такого не сделаю! Я вообще ничего не буду делать, если вы не хотите. Мы будем просто спать в одной кровати. Ничего больше.

-Поттер, я же сказал, что нет, - прорычал Снейп, поднимаясь и накладывая защитные заклинания на свои расчеты.

-Я могу спать в гостиной.

-Поттер, - Северус направился к выходу из класса, где они сидели, - я собираюсь поесть. Сделайте одолжение - пусть хотя бы сегодня это будет без болтовни.

-Я попробую, сэр, - пробормотал Гарри, направляясь вслед за профессором в большой зал.

Естественно, долго молчать Гарри не смог.

-Профессор, быть может, я помогу вам с подготовкой учебного плана?

-Поттер, заткнитесь и ешьте молча, - прошипел мужчина, для верности сверля мальчишку взглядом. Тот немедленно уткнулся в тарелку, склонившись над столом. Северус наткнулся на упрекающий взгляд МакГонагал. Разумеется, он это красноречие, а ля "так нельзя разговаривать с детьми", проигнорировал. Что ж ему остается делать, если Поттер ни на минуту его в покое не оставляет? Помочь с этим, помочь с тем... А Снейп решил не подпускать к себе мальчишку. Слишком уж велика была вероятность, что он скажет или сделает что-то, позволяющее Поттеру узнать правду. А рассказать о записях Риддла Северус не смог даже Альбусу. Помощь это, без сомнения, замечательно… Но скорость обработки формулы возрастет незначительно, а вот как себя при этом будет чувствовать сам Снейп… Северус множество раз пытался проанализировать свой страх перед сексом и так не смог понять, что его страшит больше: сам физический контакт или мысль о том, что кто-то будет видеть его стонущим, слабым, умоляющим… Если бы не Вольдеморт, у них с Гарри был бы шанс. Но теперь Северус не мог заставить себя даже позволить Поттеру спать с собой в одной комнате. Лишь от осознания, какую власть над ним имеет мальчишка, становилось жутко.

-Поттер, прекратите на меня пялиться, - прорычал профессор, даже не поворачивая головы. Но боковое зрение никогда еще не подводило.

-Простите сэр, - Гарри снова уткнулся в тарелку, и тут же вскинул голову, - вы же ведете исследования, профессор!

-И? - Снейп повернулся голову.

-Я… ну… - Гарри опустил глаза, - я мог бы быть чем-то полезен…

-Поттер, наибольшая польза будет достигнута в случае вашего невмешательства в мою работу.

-Но…

-Прошу прощения, эксперимент ждать не может, - Снейп поднялся из-за стола.

Нет, он не постоянно держал Гарри на таком расстоянии. Зачастую они вместе находились в одной комнате, довольно мило беседуя. Хотя обычно не более часа-двух в день. За это время профессор позволял глазам отдохнуть, оставляя расчеты для проверки особым образом настроенных заклинаний. Но каждый раз, когда Гарри пытался заговорить об их отношениях, Северус разговор прерывал. Впрочем, на счет исследований он сказал всем, что просто хочет избавиться от татуировок без последствий для себя, а заодно и изучить проклятие, созданное Вольдемортом. И только Поттер постоянно предлагал свою помощь.

А в этот день Северус был особенно взвинченным. Прошла ровно неделя с того момента, как его освободил Орден Феникса. Неделя после того, как он поцеловал Гарри. Стало быть, сегодня должно будет в первый раз проявиться проклятие. Мужчина вздохнул, входя в класс и забирая свои бумаги. Общаться с Гарри сегодня он больше не хотелось. Поттер же проявил сверхмудрость, когда понял, что профессор не желает видеть его в личных комнатах, и не пытался туда войти.

***

Снейпа скрутило от боли. С тех пор, как он стал чувствовать возбуждение, прошло чуть более пяти часов. И мужчина понял, что терпеть боль он больше не в силах. То, что началось как приятная дрожь, превратилось в невыносимую муку. Только Вольдеморт мог додуматься до чего-то подобного.

Снейп попытался подняться с дивана, на котором лежал. Но боль была столь сильной, что даже не позволяла выпрямиться. Добравшись до стола, мужчина влил себе в горло бутылек с обезболивающем. Тройная доза. Северус сегодня уже принимал столько же. Тогда боль притупилась минут на двадцать. Но от раза к разу эффект должен становиться слабее. Снейп прерывисто вздохнул, осторожно выпрямляясь. Позвоночник все еще ныл, не говоря об остальных частях тела.

-Мерлин, - пробормотал Северус, прикрывая глаза и старясь расслабиться. И что теперь? Что он мог сделать?

**

*

Гарри сидел на подоконнике и думал, как же наладить со Снейпом отношения. Тот факт, что его выходка - попытка торопить события - была прощена, сомнения не оставлял. Северус сам потянулся к нему с поцелуем. Гарри вздохнул. Быть может, это было всего лишь облегчение от спасения? Но никого другого Снейп не поблагодарил даже словом. Но если допустить, что он прощен, то почему же нельзя снова ночевать вместе? Гарри постучал пальцами по стеклу. Словно в ответ, в голову пришла дельная мысль. Снейп просто хочет подольше над ним поиздеваться за тот инцидент, чтобы юноша ничего такого больше не выкинул. Это было вполне в характере мастера зелий. Или нет? Может, Снейп просто еще не пришел в себя после месячного заключения? Кошмары по ночам, например. Тоже логично. Снейп ни за что не позволит, чтобы кто-то застал его кричащим во сне.

Челюсть юноши медленно поползла вниз: из-за поворота вылетел мастер зелий. Гарри удивленно открыл глаза: он-то считал, что Снейп не покинет свих комнат до завтрашнего утра. Поттер дежурил тут, у лестницы в подземелья, каждый вечер. Сначала надеялся, что Снейп решит патрулировать коридоры. Тот все не решал и не решал. Поэтому, Гарри сидел пару часов на подоконнике просто по привычке, заодно размышляя. Почему-то в других местах это казалось сложнее.

-Поттер? - профессор, казалось, ничуть не удивился, увидев Гарри около лестницы в подземелья.

-Здравствуйте, сэр, - пробормотал юноша, слезая на пол. Снейп будто что-то для себя решал. И Гарри показалось, что профессор как-то странно выглядит. Просто ощущение, которое юноша не мог объяснить словами. Будто Снейп более напряжен, чем обычно.

-Поттер, вы все еще намерены мне помочь?

-Конечно, сэр, - обрадовался Гарри, моментально прерывая тщательные наблюдения.

-Сколько энтузиазма, - скривился профессор, - только не забывайте, что как только я закончу, вы тут же уберетесь.

-Хорошо.

Снейп скривился вновь и направился дальше по коридору.

-Куда мы идем, сэр?

-В ближайший класс, Поттер, - снизошел до ответа профессор, и Гарри вздохнул. А он-то начал надеяться, что сможет вернуться в любимую комнату…

-Поттер, что вы знаете о энергетических каналах?

-Ну… это что-то восточное. Силы в человеке текут как кровь по венам. Там еще всякие Ини и Яни.

Снейп скривился.

-Для вас этого вполне достаточно, - профессор выдвинул один из стульев в проход между партами, - садитесь, Поттер.

Гарри послушно сел, выполняя все приказания Снейпа. Пришлось завести руки за голову, повернув ладонями наружу и широко развести локти. Потом профессор долго расхаживал перед студентом, заставляя смотреть то в одну, то в другую сторону. Гарри едва не заснул, слушая пятиминутную лекцию по восточной медицине. А спустя минуту глубоко дышал, пялясь в противоположную стену, и пытался понять, куда в нем идет Янь, а куда остальные иероглифы.

-Поттер, я же просил сидеть ровно! - раздраженно прошипел Снейп, подходя к юноше. Гарри чувствовал, как мантия профессора чуть заметно коснулась его спины. Потом Снейп дернул локти юноши на себя так, что тот уперся открытыми ладонями в корпус профессора.

Мастер зелий застонал, отстраняясь от парня.

-Профессор? - Гарри обеспокоено вскочил.

На лице Снейпа была несвойственная ему мина.

-С вами все в порядке?

-Поттер, разумеется, со мной все в порядке! - огрызнулся Снейп. Но голос его был хрипловатым.

-Это побочный эффект какого-то зелья? - пробормотал юноша.

-Разумеется, нет! - рявкнул Снейп на этот раз совершенно нормальным голосом, - Так и должно быть.

Гарри позволил себе не поверить профессору, но спорить не стал.

Снейп направился к выходу.

-Продолжим позже, Поттер. И будьте добры вспомнить хотя бы школьный курс этого предмета. Уверен, мадам Помфри вам все это рассказывала.

Гарри довольно долго тупо пялился вслед профессору. Что-то с ним все же было не так. Этот болезненный вид, странный приступ. Хотя, Гарри показалось в первый момент после вскрика профессора, что тот был… в общем… лицо Снейпа было таким же, как после оргазма. Юноша хихикнул. Может, профессор наглотался афродизиаков? Мало ли что там входит в его исследования… Гарри мотнул головой и поплелся в библиотеку.

***

Снейп упал на кровать в своей комнате. Сил не было даже привести себя в порядок. Он еле сдержался, чтобы не выдать себя. Разыграть спектакль перед Поттером, пока зелье хоть как-то притупляло боль, оказалось намного сложнее, чем представлялось профессору в момент возникновения плана. К тому же, на волю тогда, в классе, рвались не только болезненные стоны. Но и облегчение, смешанное с наслаждением. И в то же время, едва Северус вспоминал, какая боль завладевала его телом…

Пот струился по лицу мужчины. Снейп пытался придумать выход из создавшегося положения. Сколько еще можно будет вбивать в голову Поттера всю эту ерунду про исследования восточной медицины? Быть может, проще восстановить прежние отношения? Поттер замечательно делает минет и не придется мучиться со способом устранения еженедельной эрекции. Но мальчишка мог запросто сказать что-то вроде "покричи для меня". И он точно поймет, что что-то не так, если профессор именно это и сделает. Вряд ли удастся предугадывать каждое слово мальчишки и вовремя затыкать его. А завязать Поттеру рот насильно, заставив работать руками, не позволял ритуал Темного Лорда.

Снейп понял, что сил дойти до душа у него точно не хватит. Слишком много сил отняла борьба с проклятьем. Мужчина не был в состоянии даже разлепить веки. А потому отдался власти сна.

***

Никто не знал, что у него была сестра. Спросите кого угодно, и вам ответят, что Северус Снейп единственный ребенок в семье. Это правда. Нежеланная обуза, уничтожить которую во чреве матери не хватало средств, а убить новорожденного не позволила миссис Снейп. Так они и жили втроем в маленькой комнатушке одной из многоэтажек Лютого. А по соседству с ними жила девушка на семь лет старше Северуса. Такая же ненужная и нежеланная как младший Снейп.

Дилайла несколько раз кормила трехлетнего мальчика, когда родители оставляли его "погулять" на десять - пятнадцать часов. А потом стала называть Северуса братишкой. Когда Снейпу исполнилось шесть, они с Дилайлой уже совершенно свободно таскали еду и одежду из маггловских магазинов. Один отвлекает внимание, другой тащит. Быстро и четко. Именно тогда Северус узнал первые рецепты зелий. Несмотря на то, что Дилайла была нежеланной, родители воспитывали ее. Основные лекарственные зелья, также как и дурманы со снотворным девочка знала в совершенстве. Отец даже как-то пытался взять ее с собой на дело, но выяснив, что дочери претит покушение на жизнь, равно как и избиения, оставил эту затею.

В девять лет Северус выяснил, что если отодрать безобразные обои как раз в уголке кровати, то можно будет видеть комнату соседей. Дилайле понравилась идея переговариваться время от времени и перебрасываться записками на кусочках пергамента. Но довольно часто девушка закрывала эту дырку подушкой. Тогда Северус знал - происходящее там не для его глаз. Хотя, то, что происходило за тонкой стенкой, можно было понять по одним лишь звукам.

Северус очень удивился, поняв, что подушки около дырки нет. Если судить по звукам… Северус, мгновенно раскрасневшийся, приник к своему "глазку". На миг появилось чувство, что он предает Дилайлу. Но с другой стороны, она же сама не закрылась подушкой! Северус прекрасно понимал, что девушке просто было не до таких мелочей. А сам мальчик был слишком любопытен, чтобы просто так отойти.

Северус смотрел, как Дилайла и одетый в довольно дорогую одежду парень целуются. Сначала неуверенно, потом неистово. Руки принялись блуждать по спине и путались в волосах. Когда одежда слетела с юных тел, Северус отстранился, не желая лезть в настолько интимные подробности. Но интерес все равно победил, и раскрасневшийся мальчик снова приник к дырке в стене.

Северус нередко общался со своими сверстниками и их старшими братьями, а потому знал, что может произойти между мальчиками и девочками. Но увидеть это собственными глазами все равно оказалось иначе. Мальчику было просто-напросто противно. Он, конечно, предполагал, что все изменится, когда он подрастет, но в тот момент хотелось сблевать.

От Дилайлы подглядывание удалось скрыть; Северус ни разу не покраснел при виде ее. Жизнь вошла в прежнее русло. С той лишь разницей, что девушка призналась, что ей нравится другой парень. И теперь разговоры были сплошь и рядом "какой же замечательный этот Марк".

А месяц спустя Северус был свидетелем другого разговора. Этот "замечательный Марк" обвинял Дилайлу в том, что она шлюха. Он кричал и ругался. Как понял Северус, Марку кто-то сказал, что его девушку видели с другим. Правды, разумеется, Снейпу узнать так и не удалось. Но в память въелись жестокие слова: "Ты просто потаскуха. Ты всем говоришь тоже, что и мне, или меняешь речи? Дешевка. Еще раз тебя увижу, отдам своим дружкам". А потом… потом каждое слово, сказанное Дилайлой той ночью было искажено. Прокомментирован каждый стон, каждая сорвавшая с губ мольба. И этот Марк задался целью отомстить. Он появлялся около их дома почти каждый день в сопровождении дружков. Не трудно было понять, что он пересказал им каждую их ночь во всех подробностях. Парни смеялись над плачущей, пытающейся оправдаться девушкой. Зависимой от чувств девушкой.

Тогда в Северусе что-то переключилось. Словно часть души оказалась закрытой. Тогда он этого еще не осознал. Мальчик просто задался целью отомстить обидчикам сестры. Он принялся делать то, что Дилайла ему строго запрещала. Он воровал в Лютом. Но делал это настолько незаметно, что порой даже пропажа хозяевами лавок находилась не сразу. Северус уже собрал почти все ингредиенты для яда. Это, несомненно, не искупило бы всю вину парней перед его сестрой. Всего лишь желудочная слабость и тошнота. Тогда Северус не смог бы приготовить ничего серьезней. Но Дилайла была бы отомщена. Этого не случилось. Девушка покончила с собой. И в предсмертной записке значилось лишь: "Я люблю".

Северус не мог понять, что какое-то чувство может заставить человека лишиться жизни. Он тогда не знал, что значит любить. Дилайла все-таки была не такой, как большинство жителей того района. Ни один человек в Лютом не был способен искренне любить. Она же могла. И еще она не могла жить без любви.

Многое Северус начал только в семнадцать. Тогда ему в голову впервые стали приходить вопросы, над которыми ломали головы лет в четырнадцать. Быть может, это произошло довольно поздно… Но не каждый ребенок из Лютого получает возможность учиться в Хогвартсе. Северусу повезло; его мать проявила твердость и в тайне от отца собрала достаточно денег. Мальчик был просто опьянен новой жизнью. Даже появление серьезных врагов в лице Мародеров и завхоза его не пугало. Он учился день за днем, пытаясь успеть как можно больше. Ведь в отличие от остальных он не был уверен, что сможет отучиться положенные семь лет. Даже в пятнадцать лет Северусу хватало десяти минут в ванной, чтобы снять напряжение. Никаких образов перед глазами, только физическое удовольствие от прикосновения.

А в семнадцать Северус впервые задумался, почему же он так резко отличается от остальных. Юноша никогда не принимал душ со всеми, дожидаясь одиночества. Ему казалось, что показаться голым перед другим равносильно смерти. Но даже находясь наедине с собой, Северус не мог позволить себе полностью отдаться чувствам. Даже кратковременное прикосновение к члену (ласкать грудь или живот он никогда не решался) вызывало смущение и некоторый страх. Пугала мысль, что кто-то узнает.

И как только Северус задумался о причинах подобного поведения, перед глазами встала Дилайла. Искренне открывшая сердце и подарившая себя любимому человеку. И получившая в благодарность столько унижений и боли. А позволить унизить себя таким образом Снейп не мог.

Северус часто слышал от Дилайлы комментарии по поводу ее парней. И прекрасно знал, о чем говорят между собой девчонки. Десятилетние мальчишки время от времени подслушивали разговоры пятнадцатилетних девчонок. Тогда парни решили между собой никогда не водиться с девчонками: не каждому захочется, чтобы тебя обсуждали за спиной. Мальчишки перебрасывались несколькими фразами на эту щекотливую тему, кривились и с фырканьем "девчонки" возвращались к более важным делам.

Потом, в Хогвартсе, Северус понял, что это типичное поведения для подрастающего поколения. Но со временем многие меняли свое мнение. Менялись взгляды и предпочтения. И каждый мальчишка был рад, если девчонки обсуждали его. Сами же ребята обсуждали своих подружек. Но Снейпу это не нравилось. Обсуждать сиськи девчонок казалось совершенно бесполезным занятием. А для него, выросшего в бедности, не терять времени на ерунду казалось важным. Мальчик проводил время за книгами и свитками. Переписывал, запоминал, оттачивал мастерство. Тех же, кто непрерывно таскался за девчонками или парнями он считал гормонозависимыми слабаками. Это было не для него.

С того самого дня, как на рождественских каникулах первого курса Северус нашел книгу по психологии, он научился устранять минусы в себе. Мальчик перестал испытывать страх перед темнотой. А тот факт, родители не любят его, перестал приносить что-либо кроме безразличия. Когда же Мародеры принялись не только издеваться над ним, но и не упускали случая поколотить, Северус заставил себя не бояться боли.

Тогда ему было одиннадцать. А в семнадцать он не мог понять, почему боится собственной наготы и смущается чужой. Почему сознание того, что горстка студентов видела его нижнее белье, ранит сильнее, чем положение изгоя. Северус не был уверен, что хочет сблизиться хоть с кем-то. Это иногда пугало. Сознание того, что с ним что-то не так. Но Снейпу действительно не хотелось быть ни с девушкой, ни с парнем. И он забыл об этом.

Намного позже, лет в двадцать восемь, он влюбился. Это было похоже на перерождение. Словно все перестало существовать кроме него. Молодой мужчина, примерно его возраста. Ничем не примечательная внешность. Но Северус никогда такого не чувствовал. Первой реакцией было броситься в его объятия, признаться в чувствах. Но контроль, воспитываемый Снейпом с детства, дал о себе знать. Снейп размеренно, как ни в чем ни бывало, дошел до своих комнат в Хогвартсе. Только там позволил себе запаниковать. Что бы было, если бы он поддался порыву? Тогда при взгляде на незнакомца Северус чуть было не потерял свой контроль. Как оказалось, чувство любви было слабым местом Снейпа. И тогда он запретил себе любить.

А потом был Гарри Поттер. Снейп сомневался в том, что мальчишка его любит. Это было бы слишком. Но тот факт, что Гарри чувствовал к нему желание, Северус решил использовать. Мальчишка был красив собой и в любви намного искуснее профессора. К тому же, Гарри и не думал смеяться над девственностью Снейпа, даже не подверг этот факт огласке.

Северус перестал лгать себе. Ему нужен был секс. Ему нужна была даже любовь, но на это он не смел рассчитывать. А вот секс получить он мог. Нелегко было заставить себя не сопротивляться мальчишке. Воспитанные им инстинкты противиться стали сильны как и врожденные. Но почувствовать полноценную разрядку Снейпу хотелось так же, как не позволить кому-либо смеяться над собой. И то, и другое оказалось жизненно важным, разрывая сознание изнутри. А когда пальцы Гарри коснулись его эрекции в первый раз… Сравнивать это удовольствие с самоудовлетворением не было смысла. И Северус отдался наслаждению. Он не позволил себе испугаться, когда мальчишка пришел снова. И со временем Снейп научился получать удовольствие, не теряя контроль полностью. Если бы у них было еще время. Пара месяцев…

***

Снейп вздохнул. Он окончательно запутался в себе. И снова прошла неделя. Это было похоже на муку. Едва он начинал понимать свои чувства, как что-то менялось.

Сначала Снейп надеялся, что сможет не допускать болезненного перевозбуждения, просто касаясь руки гриффиндорца промежностью. Но на деле все оказалось сложнее. Вольдеморт составил знаки так, что снять боль можно было только после двух часов возбуждения. В тетради это отражено не было. Если бы профессор знал это с самого начала, что так выйдет… Возможно, было бы лучше сразу рассказать правду Поттеру… Но теперь приходить с повинной казалось совершенно глупым.

Снейп метался по комнате. Занятие "медитацией" с Поттером должно было состояться через десять минут. Но сомнения не оставляли мастера зелий. Вдруг мальчишка откажется? Или не удастся прикоснуться к его руке как в прошлый раз? Уже тогда Гарри начал замечать что-то странное. Хотя две последующих встречи прошли гладко. Но вдруг в этот раз Поттер ляпнет что-то неожиданное? Снейп резко замер. У него было не так уж много времени до встречи с Поттером. И был смысл подготовиться к худшему.

***

Гарри сидел в кресле и пытался прочесть движение сил. Странно, что Снейп предложил изучать восточную медицину таким образом. Даже в книге, рекомендованной мастером зелий, предлагалось начинать с горизонтального положения на твердой поверхности. Но Гарри тут же вспомнил, что Снейп старается открыть что-то новое.

Предыдущим вечером перед сном Гарри удалось на несколько секунд покинуть свое тело. Наверно, стоило сказать спасибо Трелани с ее фигней. Но Гарри не спешил радоваться. Сотые доли секунды еще не результат. К тому же, это было не совсем то, чего хотел Снейп, но все же лучше, чем ничего. Юноша решил отталкиваться от тех же ощущений.

И так, он полулежал в этом же кресле. Вдох, выдох, концентрация… Но мысли снова унеслись к Снейпу. Поведение профессора становилось все более странным. Гарри даже казалось, что тот чем-то болен, но не хочет признаваться. Не успел Гарри додумать формирующуюся мысль, как перед ним возник образ Снейпа.

Мастер зелий стоял на четвереньках… нет, не совсем. Руки упирались не ладонями, а локтями. Правая зачерпывала странного вида субстанцию из небольшой баночки. Внезапно Снейп начал резко вдыхать, и прикрыл рот тыльной стороной правой ладони, когда чихал. При этом пальцы оставили часть геля на мантии.

Потом эта же рука скользнула под тело. Гарри пожалел, что не видит происходящее с другого ракурса. Он находился как раз перед низко склоненной головой Снейпа. Юноша жадно впился взглядом в поднятый зад, до которого мечтал добраться довольно долго. Сколько бы он отдал, лишь бы оказаться там! В этот момент Снейп поднял голову, и Гарри понял, что отдал бы намного больше, лишь бы притронуться к профессору. По лицу Снейпа можно было понять, что тот впервые чувствует проникновение. Гарри вздохнул. Ах, если бы только это было на самом деле…

Юноша открыл глаза. Не хватало еще кончить перед самым приходом Снейпа и потом сидеть в ванной. С профессором и так в последнее время общаться стало трудно, не стоит ухудшать ситуацию.

-Эх, - пробормотал Гарри, - если бы только моя фантазия разыгралась на пару часиков позже…

Снейп постучал в дверь ровно в назначенное время. Гарри с тяжелым вздохом поднялся и поплелся открывать. И почему Снейп любит делать из общения мучение? Не всегда, кончено, но в девяти случаях из десяти.

-Поттер, - Снейп влетел на середину комнаты, - вы, разумеется, опять не тренировались.

-Я…

-Ничего другого я от вас и не ожидал. Сядьте на стул.

Гарри повиновался, все еще не оставляя надежд поговорить спокойно.

-Профессор, я читал, что…

-Рад за вас, Поттер, - руки профессора дернули вверх руки Гарри, заводя их за голову, - приступим к упражнению.

Юноша почувствовал, что его ладони коснулась какая-то часть тела профессора, и Снейп тут же напрягся, отшатнувшись. И если в первый раз юноша скорее был уверен, что ему показалось, то теперь этот выдох он ни с чем путать не собирался.

-Профессор… - Гарри слетел со стула, разворачиваясь к Снейпу. И тут же прервал себя. На плече профессора как раз на том месте, где…

-Нет, этого определенно не может быть, - пробормотал юноша. Зажмурился. Открыл глаза.

-В чем дело, Поттер? - профессор подозрительно покосился на студента.

Гарри мотнул головой, мол, ничего. Но понял, что пятно на плече мантии исчезать не собирается. Странного вида гель, который наносил Снейп из его видения. Вот теперь Гарри был уверен на все сто процентов, что уроки Трелани принесли результат.

-Я хочу поговорить, сэр.

-Поттер… - угрожающе начал Снейп, но на этот раз Гарри отступать не собирался.

-Я хочу знать, что происходит. Вы уже второй раз в моем присутствии… - Гарри запнулся, не желая говорить "кончаете"; с жизнью расставаться ему пока не хотелось, - стонете. И у вас любрикант на мантии.

Гарри мотнул головой. Стоп. Если вид Снейпа совпадает с видом из видения, то Снейп и прикасался к себе… Юноша поднял шокированный взгляд и нахмурился.

Снейп резко преобразился. Вздернул подбородок. Приосанился. Вперил в Гарри ледяной взгляд. Усмехнулся, скривив губы.

-Я должен был рассказать сразу, Поттер. Что ж… стало быть, это судьба. Чтобы вы знали.

Гарри недоуменно открыл рот. Он вовсе не был уверен, что получит ответ так быстро… А Снейп говорил и говорил. О ритуале Вольдеморта, о записях в тетради. И с каждым словом Снейп менялся все сильнее. Кулаки медленно сжались, взгляд стал злым, голова угрожающе опустилась. Но в этот миг он больше всего напоминал Гарри щенка, которого собираются убить. Каждый жест казался защитой. Отчаянной и безнадежной.

Снейп закончил речь и на миг замолчал, прерывисто вздохнув. Расслабил руки, снова поднял голову. Уставился в стену.

-Должно быть, какая-то сила хочет позволить вам меня хорошенько оттрахать, Поттер, - очередной судорожный вздох, - не следовало мне прерывать вас тогда, до ссоры. А теперь достаточно всего лишь вашего слова, Поттер, и я сделаю что угодно, - по телу Снейпа пробежала дрожь, клацнули зубы, - Всего лишь слова.

-То есть… - через силу выдавил Гарри, - то есть… все те рисунки.

-Пентаграммы, Поттер, - обреченно и устало бросил Снейп, - да, ритуал теперь завершен. Вы можете приказать все, что угодно.

Гарри сглотнул. Он не мог поверить в то, что слышал. Но Снейп, похоже, действительно, был готов отдаться ему. Но вот нельзя было сказать, что по доброй воли. По телу пробегали судороги, губы то кривились в обреченной ухмылке, то резко сжимались в линию. Покорность, напряжение.

-Вы ведь кончили, когда коснулись моей руки, да?

-Да, - во взгляде Снейпа впервые холод был рассечен; отчаянием, - теперь удовольствие можете получить и вы, Поттер.

Гарри сглотнул. Ему так много хотелось сказать и так много сделать. Но он очень редко решался заговаривать со Снейпом о них. А уж теперь, когда Северус - самый независимый человек, которого только знал Гарри - стал его рабом…

-Вы меня ненавидите, да? - пробормотал юноша.

-Нет, Поттер, - Снейп на миг прикрыл глаза и с напором, как для тупых, повторил, - достаточно одного вашего слова.

Гарри опустил глаза. Снейп, похоже, был уверен, что им воспользуются. И Гарри хотел этого. Но… это чертово проклятие… Десять минут назад он молился, чтобы кто-то наложил на Снейпа что-то подобное, но сейчас…

-Я не буду.

-Что?

-Ничего.

-Поттер, я не понимаю, чего вы хотите.

-Лучше уходите, сэр. Придете через неделю, - пробормотал юноша.

Снейп рванул к двери, но в последний миг замер. Обернулся.

-Поттер, будет лучше, если вы сделаете это сегодня.

Гарри нахмурился.

-Но вы же не хотите.

-Не имеет значения.

-Почему?

-Сегодня я готов. И морально, и… По-вашему, будет лучше, если вы ворветесь ко мне в спальню, когда вам будет удобнее?

-Я… Уходите.

Снейп гордо задрал голову и вышел. А Гарри упал в кресло. Как тупо! Он думал, как бы заполучить Снейпа в свою постель, тот пришел сам, а его пришлось прогнать! Гарри грустно рассмеялся, чувствуя, что сейчас начнется истерика.

-Неснятое сексуальное напряжение, - пробормотал Гарри, впиваясь взглядом в камин и беря себя в руки.

Он мог точно сказать, что не любит Снейпа. Он знал, что в ближайшее время любить не сможет никого. И Симус, и Крис - они были слишком серьезными потерями. Любить теперь искалеченное сердце не позволит долго. Но вот получать от любовника только страх и ненависть… Гарри мотнул головой. Останется только запретить Снейпу искать противоядие как "мешающее получать удовольствие", и будет еще один Вольдеморт.

Но как можно добиться доверия, когда каждое его действие будет воспринято как приказ?

***

Снейпа Гарри встретил на следующее утро по пути в Большой Зал. Юноша не хотел идти на завтрак, но несмотря на бессонную ночь, сон не шел. И Гарри решил отвлечься каким-нибудь глупым разговором. И был очень удивлен, застав там Снейпа. Мастер зелий в последнее время предпочитал не покидать подземелий.

-Здравствуйте, - неловко сказал Гарри.

Снейп просто кивнул и прошел мимо юноши к своему месту.

-Профессор! - окликнул его Гарри.

-Желаете возобновить вчерашние отношения, Поттер? - в голосе Снейпа мгновенно кроме стали появилась и ненависть.

-Нет, - покачал головой юноша.

-Тогда будьте любезны не отвлекать меня, - Снейп вернулся к завтраку. Гарри, тяжело вздохнув, уставился в тарелку.

-Что-то случилось? - обеспокоено спросил Дамблдор.

Снейп на миг замер, как изваяние, а потом повернулся к Гарри.

-Поттер?

Гарри внутренне содрогнулся: Снейп спрашивал, хочет ли юноша публично заявить о проклятии. Поттер поспешно покачал головой.

-Все в порядке, профессор Дамблдор.

Директор перевел взгляд на Снейпа.

-Не могу ничего добавить, - отчеканил профессор и занялся овсянкой.

Гарри порадовался, что сейчас, после войны у Дамблдора не достаточно времени, чтобы разбираться со всеми подряд. Конечно, директор знал много, но его постоянное вмешательство просто выводило из себя. К тому же, юноша был абсолютно уверен, что если Снейп окажется в безвыходном положении и не сможет отыскать противоядие, то сам обратится к Дамблдору.

Во время еды, точнее, во время ковыряния ложкой в тарелке, Гарри придумал выход. Не то, чтоб что-то гениальное… Но, ведь, если разобраться, Дамблдору Снейп доверял намного больше, чем Гарри. Во всяком случае, свою честь он скорее доверил бы директору, чем гриффиндорскому студенту. И можно было надеяться, что отношения со Снейпом хоть сколько-нибудь улучшаться. Юноша еле дождался, когда профессор закончит есть и вышел из зала вместе с ним.

-Сэр, я хотел бы спросить… - Гарри замялся.

-Будет лучше, если вы не будете тянуть, Поттер. От этого вопрос смысла не поменяет, - Снейп летел к своим комнатам, даже не стараясь ждать парня.

-Я хотел знать, можно ли переложить это заклинание на другого?

Профессор резко остановился, и Гарри оказался на несколько шагов впереди.

-Что вы имеете ввиду, Поттер? - в голосе Снейпа снова появилось напряжение, и Гарри принялся гадать, что он успел натворить. Это же всего лишь вопрос.

-Я… - Гарри замялся, - я просто хотел бы знать, можно ли вместо меня сделать вашим… эээ… ну, покровителем, кого-то другого.

Снейп усмехнулся, однако Гарри остро почувствовал, как тот сжался. За то время, как они с профессором оказались вместе, юноша успел изучить множество мелких, ранее незамеченных черт поведения. И сейчас Поттер мог поклясться, что Снейп боится.

-Поттер, - губы профессора изогнулись, обнажая клыки и лишний раз подтверждая догадку Гарри, - вам нет смысла перекладывать свою власть на кого-то другого. Вам достаточно просто приказать, и я буду вынужден трахаться хоть со всем магическим миром.

Гарри вздрогнул. Вот оно что… И тут же почувствовал необходимость переубедить Снейпа в том, что он может сделать что-то подобное.

-Сэр, я просто подумал, что вам будет спокойнее, если мое место займет директор.

-Поттер, я умоляю! - фыркнул Снейп, - по-вашему, ему больше нечего делать? К тому, же я уверен, что раз у вас есть зачет по чарам, вы должны прекрасно знать, что пока не найдено контрзаклятие, ни снять, ни переложить его невозможно.

-Но это же не только заклинание! Был же еще ритуал. Я подумал…

-Поттер, успокойтесь. Наличие ритуала только усложняет дело; упростить оно ничего не может. Вашей власти никто и ничто не угрожает, - лицо Снейпа передернулось в подобии отвращения, - Вы знаете, где меня найти.

И профессор пронесся около юноши, обдав холодным воздухом подземелий. Гарри вздохнул и поплелся в свою комнату. Но уже через полчаса вылетел оттуда с намерением любой ценой объяснить Снейпу, что не желает пользоваться своим правом. Он все скажет. Все. И что хочет просто их совместного пребывания в одной комнате. И спать на одной кровати. И вместе ходить в запретный лес за ингредиентами. И можно же вернуться, в конце концов, к тому, что уже было. Гарри снова станет медленно раздеваться для Снейпа, касаться губами его губ, перебирать спутанные волосы. Юноша уверенно постучал в дверь, собираясь все это довести до смысла мастера зелий.

Снейп появился на пороге со своей обычной недовольно-злой миной, когда хочется сбежать подальше. И в следующий миг Гарри понял, что любые его слова будут восприняты недоверием и равнодушием. Выражение лица Снейпа переменилось из раздраженного в подавленное. Губы, готовые бросить: "что надо?" надоедливым посетителям, сжались в тонкую линию. А взгляд… Гарри это не понравилось больше всего. Взгляд обреченно устремился прямо перед собой, словно Снейп отгородил себя от будущих событий непробиваемой преградой.

Гарри уже хотел было уйти, потому что говорить бесполезно, но Снейп сделал шаг в сторону, открывая дверь шире и пропуская юношу. Гарри вошел и неуверенно замер у порога. Снейп, словно не замечая его неуверенности (а, может, действительно, не замечая - Гарри это сейчас допускал) закрыл дверь, наложил на нее заклинания и махнул рукой, приглашая "гостя" следовать в спальню. Гарри сглотнул. И как можно будет просто разговаривать в этой комнате, когда все мысли Снейпа сошлись на безоговорочном унижении? И как можно будет спать на одной кровати? Да Снейп не позволит себе уснуть.

У Гарри снова появилось желание уйти. Вот если только…

-Сэр, у вас есть снотворное?

-Разумеется, - голос не раздраженно-озлобленный, каким его чаще всего слышал Гарри, а отстраненный.

-Не могли бы… не могли бы вы приготовить его, пока я пойду в душ?

-Как угодно.

Гарри удержался от того, чтобы залепить Снейпу пощечину. Пусть. Пусть говорит, что угодно. Но Гарри не будет поддаваться на провокации. Он не будет подчинять себе Снейпа. Тот должен, просто обязан будет понять. Юноша включил воду, но лезть под нее не спешил. Ему просто хотелось подумать. Стоит ли рассказать Дамблдору? Нет. Пусть уж лучше он будет додумываться до всего сам, не сможет с кем-то побеседовать об этом. Но он не предаст Снейпа. Из-за двери что-то спросили.

-Нет, - брякнул Гарри. И только через пару минут до него дошло, что Снейп спрашивал, для Гарри ли зелье. Сначала юноша хотел было внести ясность, но разве это столь важно? Гарри покопался в мыслях еще немного. А когда голова начала гудеть, умылся, смочив и волосы. Стало немного легче. Выключив воду, юноша вышел.

Снейп стоял в спальне. Гордый и независимый, как изваяние диктатора. С несвойственным ему стеклянным взглядом. Гарри вздохнул. Снейп повернул голову к нему и махнул рукой в сторону тумбочки. Отложив очки, юноша взял стоящий там пузырек и откупорил. Но едва стекло коснулось его губ, как Снейп выбил склянку из пальцев.

Они замерли, встретившись испуганными взглядами. Два рта приоткрыты, дыхание прерывистое. Гарри пришел в себя первым. Точнее, просто вышел из оцепенения. Он сглотнул и почувствовал, что его стало трясти. Снейп пугал его больше и больше.

-Что… что это значит? - пробормотал юноша.

Профессор резко развернулся, покопался в ящиках и достал другой пузырек.

-Вот. Ваше снотворное.

-А…

-То не было снотворным.

Гарри моргнул, недоуменно сжимая пузырек. Он не хотел думать. Ни о чем. Но мысли уже завертелись в голове. В первый раз Снейп дал что-то не предназначенное для Гарри. Конечно, юноша же брякнул из ванной, что снотворное просит не для себя. Должно быть, Снейп подумал, что для него самого. Но вместо снотворного дал что-то другое. Смысл? Почему бы не выпить, что хотел пока нет Гарри? Просто это было что-то… Гарри начал понимать. И сразу же сделал глоток, осушив склянку. Но снотворное подействовало не сразу. Юноша четко понял, что Снейп не мог без его контроля только отравиться. А если бы Гарри протянул ему яд и сказал: "пей", то ритуал не запретил бы этого. Но зачем бы Снейпу желать смерти? И зачем Гарри опаивать его снотворным? Юноша поверх одеял упал на кровать, обхватывая подушку. Он не собирался думать, почему Снейп так поступил. И он не собирался плакать. Он просто… просто… про… Глаза Гарри закрылись, позволяя нескольким влажным капелькам высохнуть на ресницах.

***

Пробуждение было не самым приятным. Сначала. Гарри сразу же вспомнил, что было перед сном. А потом насторожился. Он лежал мало того, что под одеялом, так еще и в обнимку со Снейпом. Но это было не так, как прежде. До этого дня, Гарри и Северус всегда оказывались в центре кровати, лежа на боку. Сейчас же, Гарри лежал на своей половине кровати, причем лежал НА Снейпе. И он очень сомневался, что при всем желании этот факт получится объяснить как случайность во сне.

Щека Гарри лежала на обнаженной груди Северуса, а волосы поглаживала тонкая кисть. Гарри засомневался, что проснулся. И постарался не шевелиться, чтобы не спугнуть видение. Но потом понял, что просто рядом с ним может быть не Снейп. Юноша резко сел, рассматривая лежащего под ним человека. Даже без очков Гарри смог узнать Снейпа.

-Доброе утро, Поттер.

Гарри вздрогнул. Снейп никогда так не говорил. "Вставайте, Поттер", "Завтрак готов, Поттер", "Не заставляй себя ждать"… На всякий случай Гарри нащупал на тумбочке очки и убедился, что перед ним Снейп. Тот смотрел спокойно, напряжение ушло куда-то в глубину глаз. Тут Гарри обнаружил, что на нем не мантия, в какой он направился в подземелья, а незнакомая пижама.

-Я подумал, тебе так будет удобнее, - прокомментировал Снейп растерянный взгляд юноши, устремленный на новую одежду.

-Но… эээ… - Гарри понятия не имел, как сформулировать вопрос. Стоило ли интересоваться, кто перед ним или сразу перейти к проблеме самочувствия.

Снейп, однако, не собирался думать и позволять думать Гарри. Он притянул юношу в поцелуй, положив ладонь на его затылок.

Гарри уже забыл, каково это - целоваться. Тем более, целоваться так. Забывая о дыхании и окружающем. Всасывать губы любовника и, теряя силы, отдаваться на милость другого.

-Что это было? - пробормотал Гарри, стараясь восстановить дыхание.

-То же, что обычно между нами происходило, Поттер, - усмехнулся Снейп и принялся расстегивать пуговицы на пижаме юноши.

-Что… что вы делаете?

-Ты же хотел идти дальше, Поттер. Неужели передумал? - Снейп опрокинул Гарри на кровать и навис сверху, продолжая избавлять того от пижамы.

-Скажи, что это не из-за ритуала, - взмолился Гарри.

-Конечно, это не ритуал, ты, глупец!

Видя, что Гарри готов бросить следующий вопрос, Снейп впился губами в его губы. И на этот раз Гарри четко почувствовал еще и легкий привкус коньяка.

Снейп моментально стянул с юноши всю одежду, включая очки. И отстранился, разглядывая Гарри. Тот с неменьшим интересом рассматривал любовника в ответ.

Снейп наклонился к юноше, опершись ладонями за головой Гарри. Приблизил губы к лицу. Легкое касание лба, переносицы. Кончик носа. Губы. Но углубить поцелуй не позволил.

Гарри с замиранием сердца следил, как голова Снейпа опускается ниже и ниже. Он удивления он даже не замечал легких поцелуев на груди. Только когда Снейп коснулся живота, и воздух подземелий охладил влажные метки, Гарри поверил своим глазам.

А потом произошло то, о чем юноша не смел и мечтать. Губы Снейпа принялись ласкать его возбужденный член. Юноша понятия не имел, почему так бурно реагировал на бывшего профессора. Ни Симус, ни Крис со всем их опытом не вызывали такого дикого восторга, как неуверенно-смущенные действия Снейпа. А мастер зелий, словно убедившись в безопасности своего занятия, прикоснулся к члену языком. Гарри восторженно выдохнул, вызвав короткое вздрагивание любовника.

-Продолжай, умоляю, - прошептал юноша, помня собственную неуверенность в первый раз.

-Не хочешь поменяться местами? - хрипло спросил Снейп.

-Что? - еще менее разборчиво выдавил Гарри, пытаясь сквозь пелену сладостного дурмана понять, что от него хотят.

Снейп просто взял палочку и призвал банку любриканта. Гарри восторженно выдохнул, и профессор лег на кровать, заставляя юношу сесть.

-Ты уверен? - прохрипел Гарри, на этот раз лишившись нормального голоса от удивления.

-Разумеется, Поттер, - попытался рыкнуть Снейп, но командные нотки отсутствовали напрочь.

Но несмотря на абсолютную уверенность в голосе, профессор вздрогнул, едва юноша опустился между его ног.

-Что-то не так? - нахмурился Гарри.

-Если ты будешь тянуть, "не так" будет еще больше, - рыкнул-таки Снейп и притянул Поттера в поцелуй. Гарри тут же принялся ласкать обнаженное тело. А через несколько секунд поцелуй пришлось прервать, потому что профессор сконцентрироваться был не в силах. Гарри не мог сказать, что делал что-то особенное. Только то, чему научился у Криса и Симуса. Дразнящие касания, круговые движения, пощипывания. Но Снейп реагировал необычайно ярко. Он вскрикивал, охал, стонал. И все попытки контролировать себя оставались тщетными. Когда же Гарри переключил губы на грудь и живот профессора, мужчина принялся извиваться.

Поттер от греха подальше опустил голову к члену. Для Снейпа это было привычным. Его руки тут же зарылись в непослушные вихры юноши. Гарри же наслаждался уже основательно забытыми ощущениями. Вкус Снейпа, движения собственной глотки вокруг головки члена, ласкающие пальцы в волосах.

Почувствовав, что Снейп на грани, юноша отстранился. Профессор только удивленно изогнул бровь.

-Вы хотите пойти дальше?

Снейп скорчил гримасу.

-Зачем бы мне было давать тебе любрикант?

-Сейчас?

Снейп вздрогнул и кивнул.

-Послушай, если ты не уверен…

-Я уверен, Поттер. Надеюсь, ты справишься.

Снейп закинул руки за голову и усмехнулся. Гарри тут же повелся и принял "вызов". Его ладони тут же оказались на сосках, снова заставляя Снейпа извиваться. На этот раз юноша намного быстрее добрался до профессорского достоинства и погрузил его в рот. Руки проворно расправились с крышкой баночки.

А потом Гарри впервые на практике применил то, чему его научил Крис. Что сначала надо смазать себя, чтобы потом не отвлекаться. И когда лучше ввести первый палец, как определить, что можно начать им двигать. А одна рука при этом, совместно с губами и языком не позволяет любовнику отвлечься на процесс подготовки. Только наслаждение. После второго пальца юноша заметил, что Снейп слишком напряжен. Тогда он решил применить собственную тактику. Раз Снейп меньше всего знаком с ласками груди… Оставив член в покое, Гарри переключился на соски. При этом одна его рука постоянно отстранялась, чтобы неожиданно прикоснуться. Ущипнуть или царапнуть. И сразу же на то место приходили губы.

Гарри понял, что Снейп теряет контроль. Слишком много новых ощущений свались на него разом. А через пару минут юноша получил подтверждение своей догадки.

-Хватит, хватит… - пробормотал Снейп. Но Гарри прекрасно знал это "хватит". Не просьба остановиться, а мольба о большем. Хватит мучить.

К тому же, профессор довольно красноречиво сжимал его скользкие от смазки пальцы. И вряд ли Снейп заметил, когда прибавился третий.

Юноша вынул пальцы и резко поднял бедра профессора.

-Что?.. - выдохнул тот.

Но Гарри уже переместил подушку с законного места на жизненно необходимое. И, сжав член профессора одной рукой, плавно вошел. Тут же его все еще перепачканная любрикантом рука принялась ласкать член, а губы нашли губы любовника. Гарри выждал немного и начал двигаться, пытаясь не перейти к резким толчкам.

Долго так выдержать они не могли. Гарри почувствовал приближающийся оргазм и быстрее задвигал рукой. Сразу же стоны Снейпа стали более прерывистыми и бессвязными.

-Северус, Северус, - забормотал Гарри, - О, Мерлин, Северус!

И резко сжал член.

-ГААРИИ!!!

В плечи Поттера впились пальцы, оставляя синяки. Только собственный оргазм не позволил юноше испугаться такой бурной реакции. Руки Гарри затряслись, перед глазами все расплылось еще сильнее.

Юноша лег рядом с профессором и уткнулся ему в подмышку. Похоже, он успел отвыкнуть от секса, раз так отреагировал. В голову полезли бредовые мысли. Вроде "будут ли ругать за "Северус" вместо "профессор Снейп"? Но вся эту чушь улетучилась, когда Гарри почувствовал, что профессора трясет. Юноша поднялся на локте.

-Мерлин, - пробормотал Снейп, - Мерлин всемогущий…

И Гарри заметил, как мужчина проводит ладонью по глазам. Юноша усмехнулся и сел. Не позволяя Снейпу отвернуться, он принялся целовать влажные щеки, повторяя имя любовника.

-Гарри, - в конце концов выдохнул Снейп, притягивая голову юноши к груди. Поттер решил не сопротивляться, хотя ему намного больше хотелось бы поцеловать любовника. Куда-нибудь. В губы, щеку, шею… Но Снейпу, по всей вероятности, нравилось просто лежать, перебирая гаррины волосы.

Минут через десять Поттер почувствовал, что голод, бродивший где-то вторые сутки, добрался таки до его желудка.

-Я хотел бы перекусить, - юноша сел, глядя в глаза любовника, - пойдешь со мной?

-Подумаю, - пожал плечами Снейп, - хотя если тебя устроит чай, можно никуда не ходить.

-Боюсь, что чая мне не хватит. Я попрошу эльфов что-нибудь принести сюда.

Юноша вытащил из туфлей носки и принялся натягивать один из них. Тут же на его плечи легли руки Снейпа. Юноша хотел было повернуться, но ему не позволили.

-Гарри, - Поттер вздрогнул от неожиданно мягкого тона, - я хочу спросить… - нос Снейпа уткнулся юноше в шею; судорожный вздох; невольное подрагивание пальцев, - Ты будешь отдавать меня другим?

-Какая чушь! - юноша резко развернулся, вскакивая с кровати, - как ты мог такое подумать? Как…

Снейп притянул его к себе, заставляя снова сесть.

-Ты собираешься рассказать кому-либо, что ты со мной сделал? - на этот раз Снейп смотрел прямо в его глаза, - ты собираешься обсуждать меня… меня в постели с кем-то?

-Ш-ш-што?

Взгляд Снейпа обратился к стене.

-Я не могу запретить тебе. Я знаю. Но мне будет легче, если ты скажешь правду, - Снейп снова уставился в глаза Гарри, - ответь мне.

-Я… - юноша пытался понять причину таких диких вопросов, - ты хочешь скрыть наши отношения? - неуверенно пробормотал он.

-Нет. Будет ли этот факт известен хоть кому-то, меня не слишком волнует. Меня больше беспокоит, если окружающие начнут обсуждать подробности.

Гарри затрясся. Снейп спрашивал неспроста. За этим должно было что-то быть.

-Расскажи мне, - взмолился он, - расскажи мне все.

Снейп скривил губы, и Гарри понял, что чувство полного доверия, возникшее во время секса, пропадает. Профессор снова закрылся от мира.

-Вряд ли у тебя хватит ума правильно поставить вопросы, Поттер. Ты либо не сможешь правильно спросить, либо не заставишь ритуал действовать.

Гарри вздохнул, опуская голову.

-Я не хочу заставлять тебя, - пробормотал он, - если ты не хочешь говорить, значит, мне действительно не надо это знать.

Гарри потянулся за вторым носком, который выронил. Но потом снова повернулся к Снейпу и, глядя ему в глаза, четко произнес:

-Я никогда не заставлю тебя лечь с кем-то другим. Я никогда даже не заставлю тебя делать то, что тебе не нравится. Даже если могу тебя заставить. Я не хочу заставлять. И я никогда и словом не обмолвлюсь о том, что мы делаем наедине.

На несколько секунд Гарри замер, надеясь, что не ошибается, и что в глазах Снейпа действительно понимание и доверие. Потом он развернулся и потянулся за носком. И снова на его плечи легли руки Снейпа. Ладони прошлись до шеи, вернулись к рукам. Большие пальцы ласково прочертили круги на лопатках. А потом губы Снейпа приникли к позвоночнику юноши, отмечая поцелуями несколько шейных позвонков.

-Я не хотел обидеть тебя, Поттер.

-Я знаю, - пробормотал Гарри, повинуясь рукам Снейпа и откидываясь назад, -просто я не могу понять, почему ты так думаешь о людях.

Снейп замер на несколько мгновений, и Гарри показалось, что снова чем-то обидел любовника. Но профессор все же ответил.

-Похоже, я слишком хорошо убедил себя, что испытывать ко мне симпатию невозможно. И что любая моя слабость… стон… просьба… мольба… будут тут же оглашены на утеху окружающих. И мне очень сложно поверить в обратное. Тем более, что большую часть моей жизни окружающие только и делали, что подтверждали мое мнение.

Гарри кивнул, думая, что можно сделать. Он начал понимать Снейпа. Убедить кого-то, что он - обуза, позор семьи - это зачастую не проблема. Гарри тоже долгое время был уверен, что… хотя, это не имело теперь значения. Значение имел только Снейп.

-А этот ритуал… Ну, ты можешь быть сверху?

-Если ты позволишь.

-Я разрешаю, - Гарри развернулся и приник губами к шее Снейпа.

-Не надо, - тот отстранил юношу, - пусть все останется, как есть.

-Но почему?

-Ты же собирался позволить мне делать как я хочу, - Снейп на миг улыбнулся, - пусть все останется как есть. Хотя бы пока мы не найдем контрзаклятие.

-А ты… - голос Гарри дрогнул, - ты не уйдешь?

Снейп рассмеялся, тихо, почти неслышно.

-Куда я от тебя денусь, мальчишка? Я уже привязан к тебе и без всяких ритуалов. Самой судьбой. А с ней спорить бесполезно.

-Сэр, - Гарри замялся, не зная как сформулировать вопрос, и сел, глядя в глаза любовника, - почему… почему вы согласились? На… ну…

Снейп усмехнулся. И Гарри снова как завороженный проследил за взлетевшим уголком губ.

-Мне надоело копаться в себе, Поттер. Надоело убегать от неизбежного. От… желаемого.

-Я… я не понимаю…

-Для меня было проще умереть, чем позволить тебе… позволить…

-То есть, - Гарри почувствовал, что внутри все замерло, - то есть, вы не хотели?..

-Глупый, - голос Снейпа прозвучал даже ласково, и мастер зелий притянул к себе юношу, - Я хотел быть с тобой. Но я не мог… заставить себя.

-Я не понимаю.

-Я тоже не понимаю, Гарри. Это просто глупый страх, не более. И из-за него я едва тебя не убил. Пока ты спал, у меня было время для решения. И я решил. Я остановил этот дурацкий страх, пока это не привело к катастрофе. Моя смерть - это одно, но если…

Снейп замолчал, изучая потолок и перебирая волосы Гарри.

-Ты расскажешь кому-нибудь об этом? - Снейп снова начал сомневаться в любовнике, Гарри это моментально понял. Слова были как случайный шорох, но при этом дрогнула рука, лежащая у юноши на спине. Хотя та, что перебирала спутанные волосы, ни на секунду не сбилась.

Гарри сел и очень внимательно посмотрел в глаза Снейпа. Тот не отвел взгляд, позволяя прочесть страх и неуверенность.

-А ты бы рассказал?

Губы Снейпа дрогнули в очередном обреченном смешке. Создавалось впечатление, что профессор пытается оправдать (ну, или обосновать, по крайней мере) еще несовершенный проступок Гарри.

-Мне некому рассказывать, Поттер. У меня нет ни единого друга, с которым я мог бы обсудить личную жизнь.

-А если бы был? - не отступал Гарри.

Снейп вспомнил Дилайлу. Если бы она была жива, что он доверил бы ей? Только то, что она доверяла ему. Границу между личным и дружеским они оба знали превосходно.

-Я бы сказал, что появился человек, сделавший меня счастливым.

-А подробности?

Снейп качнул головой.

-Тогда почему ты считаешь, что я должен что-то рассказывать?

Плечи Снейпа непроизвольно дернулись.

-Есть люди… которые так поступили бы.

Гарри внимательно вгляделся в лицо Снейпа. Тот что-то имел в виду. Что-то, что не стал озвучивать.

-Ты говорил об отце? - Гарри нахмурился.

-И он, и твой крестный так и поступили бы. К тому же… - Снейп замер, словно решая сказать или нет, - смерть Блэка. Из-за меня.

Гарри резко дернулся назад, и Снейп обреченно закрыл глаза.

-Кому ты хочешь рассказать? - через силу выдавил Снейп и прикусил губу.

Гарри молчал и не шевелился. Профессор тоже. Юноша изучал сжатые губы, трепещущие веки, сдвинутые у переносицы брови. Сколько пройдет времени, прежде чем Снейп ему поверит? Имело смысл пытаться каждый день, каждую минуту, доказать свою честность. Гарри вместо ответа накрыл своей ладонью кисть любовника. Профессор вздрогнул и открыл глаза.

-Северус, - прошептал Гарри, проводя пальцами по щеке Снейпа.

-Что ты делаешь?

-Ничего, - Гарри пожал плечами.

-Почему ты не хочешь ответить?

Гарри сжал ладонями кисть Снейпа.

-Я доверяю тебе, Северус. Очень давно доверяю. Что бы ты ни сделал, я буду тебе верить. Мне жаль, что ты мне не веришь. Я никому не буду рассказывать о наших отношениях. В смысле, я могу только сказать, что мы вместе. И то, если ты разрешишь. Но не больше. И я не буду тебе мстить за что-то. Тем более, что ты ничего не сделал, за что действительно надо было мстить.

-Гарри, я не понимаю, ведь в смерти Блэка ты…

-Я не хочу говорить о нем! - воскликнул юноша, - я не могу говорить о нем. Не хочу. И об остальных не хочу. Понимаешь? Их уже нет. Их не вернуть. Есть мы. И я хочу, чтобы мы были счастливы.

Снейп сел и очень пристально посмотрел Гарри в глаза. Поттер не мог понять, что его любовник надеется там найти, но взгляда не отводил. Потом Снейп притянул к себе юношу и крепко обнял.

-Никогда не думал, что ты сможешь сказать подобное.

-Почему? Из-за отца?

-Я думал, ты никогда достаточно не повзрослеешь.

Гарри прильнул к шее Снейпа губами, но тот его отстранил.

-Давай все же огласим то, что имелось в виду. Для моего спокойствия.

-О чем ты? - нахмурился Гарри.

-Мы не будет вспоминать прошлое. Мы не будем скрывать наших отношений, но подробностей ни с кем обсуждать не станем. Так?

-И еще я не буду использовать силу ритуала даже в шутку. А если случайно что-то такое скажу, то ты меня одернешь.

Гарри некоторое время не мог прочесть в глазах Снейпа ничего. И только когда Северус опрокинул его на кровать, понял что все в порядке.

Тех, кого они любили, уже не было в этом мире, мире живых. Только воспоминания. Светло-нежные островки счастливых мыслей, переходящие в грубые рубцы утрат. Незаживающие душевные шрамы множества битв. Это навсегда останется с ними. Гарри это знал. Так же как и то, что из сердца невозможно будет вычеркнуть и эту ночь. В памяти счастливое окажется ярче, неприятности померкнут. А потом будут другие дни и ночи. Но главное, что пока они живы, они будут радоваться, будут наслаждаться. И быть может, со временем они снова смогут любить.

Конец.


Мини-фики Большие фики Фики для взрослых Снарри-фест`2004 - 1 Снарри-фест`2004 - 2

На главную страницу Новости Галерея Статьи Обзоры Для переводчиков Ссылки Гостевая Форум